Category: мода

Category was added automatically. Read all entries about "мода".

Вместе

Эра двоечников настала.



Эра двоечников настала. Эра, эпоха, чудовищное, могучее поколение двоечников и неучей. Нет, они и раньше были, но еще несколько лет назад они не так сильно бросались в глаза. Как-то стеснялись своей безграмотности, что ли. А сейчас они, такое ощущение, везде.
Они популярны. Безграмотные звезды. Косноязычные лидеры мнений. Не умеющие двух слов связать законодатели мод.
Collapse )
Вместе

ЖЕНЩИНА -- ЭТО ЕЕ СУМКА



Женская сумочка — это отдельное королевство, таинственное и непонятое большинством мужчин. На помощь им пришел писатель АЛЕКСЕЙ БЕЛЯКОВ, который попытался доходчиво объяснить, что за история скрывается за этим обыденным аксессуаром.
Встречаюсь как-то с девушкой, по делу, в кафе. Вдруг раздается звонок — ее мобильный. «Ой! — восклицает она. — Где он?» И запускает руку в сумку. Она у нее большая и кожаная. Девушка роется в недрах, мобильный звенит: «Да где же он, черт побери?» И тогда она совершает рискованный поступок. Вываливает на стол все, что есть в сумке.
Collapse )
Вместе

По-моему, это хуетата... Прочитал - отдай в народную библиотеку им. Тебя

В личной библиотеке Лагерфельда насчитывалось около 300 000 различных изданий. Среди них была литература на разных языках — английском, немецком, французском. Чтение было одним из главных увлечений великого кутюрье, вся его парижская квартира была заполнена книгами. Многие из них он читал на языке оригинала, владея немецким, французским, итальянским и английским языками.
Каждый день кутюрье старался находить несколько часов для чтения.
"Книги — это наркотики в твердых переплетах. Я счастливый книжный наркоман.У меня книг больше, чем полок для них. И я все их прочел. Я как Шварценеггер, только качаю мозги. Я — мозгобилдер", — признавался Карл.

-------------------

Карл О́тто Лагерфе́льд (нем. Karl Otto Lagerfeld; 10 сентября 1933, Гамбург, Германия19 февраля 2019, Нёйи-сюр-Сен, Франция) — немецкий модельер, фотограф, коллекционер и издатель. Вплоть до своей смерти был бессменным главным модельером итальянского дома моды Fendi (с 1965) и французского Chanel (с 1983), с которыми имел пожизненные контракты; в 1966—1983 и 1992—1997 годах также создавал коллекции для Chloé. Основатель собственного дома моды Karl Lagerfeld (1984). Лагерфельда, который был одной из наиболее влиятельных фигур модного бизнеса, часто называли «кайзером Карлом»[8][9][10], «царём моды»[11][12] или «королём моды»[13].

Карл Лагерфельд родился 10 сентября 1933 года в Гамбурге в семье крупного предпринимателя, владельца фабрики по производству сгущённого молока Отто Лагерфельда. У него была старшая сестра Марта-Кристиана, которая с 1957 года жила в США и умерла в 2015 году[14][15], а также единокровная сестра Теа[14].

Лагерфельд скрывал свой истинный возраст, называя разные даты рождения. В 2009 году он сказал в интервью, что родился между 1933 и 1938 годами, но никаких документов, подтверждающих точную дату, не сохранилось. В апреле 2013 года он сообщил, что появился на свет в 1935 году, а путаница с его возрастом возникла по вине матери[16].

В 1934 году родители купили большую усадьбу в Бад-Брамштедте. В 1939 году семья вернулась в Гамбург. В 1944 году, после того как город практически полностью был уничтожен в результате бомбардировок союзников, Лагерфельды снова поселились в Бад-Брамштедте. В 1949 году семья вновь вернулась в Гамбург, где Карл продолжил учёбу в школе им. Бисмарка. В том же 1949 году посетил вместе с матерью показ мод Кристиана Диора, который поразил его.

В 1953 году вместе с матерью он переехал в Париж, где учился в школе при Синдикате высокой моды, однако диплома не защитил. В 1954 году получил премию за дизайн пальто в конкурсе модельеров, организованном Международным секретариатом шерсти[en] — среди членов жюри были Бальмен и Живанши, победителем был назван Ив Сен-Лоран, с которым Карл с этого времени подружился (их дружба продолжалась до 1975 года). После конкурса Пьер Бальмен пригласил его стать своим ассистентом — Лагерфельд работал в его доме моды до 1962 года.

В 1958 году Лагерфельда пригласили модельером в дом моды Жана Пату, где его первой коллекцией стала «линия К» с простым передом, контурной спинкой и завышенной талией. Там он перенял секреты мастерства у закройщицы Альфонсины и заведующего архивом господина Габриеля.

В 1965 году Лагерфельд возглавил итальянский дом моды Fendi, где создавал коллекции одежды из кожи и меха. С 1966 года он был модельером парижского дома моды прет-а-порте Chloé, с которым сотрудничал до середины 1980-х годов, когда тот поменял владельцев.

В 1973 году Лагерфельд был награждён премией «Золотая прялка». В 1979 году он получил приглашение преподавать в Венской высшей школе прикладного искусства (Hochschule fur angewalte Kunst) на должности профессора.

В 1983 году стал художественным директором дома Chanel, где сначала работал над созданием коллекций прет-а-порте.

В 1984 году он основал собственный дом моды — Karl Lagerfeld Impression, основал линии KL и более демократичную K by Karl Lagerfeld (2006).

С 1987 года занялся фотографией, опубликовал несколько книг. В 1987—1995 годах сотрудничал с крупным немецким производителем одежды Клаусом Штайльманом (Klaus Steilmann). В 1992—1997 годах вновь занимал должность главного модельера дома Chloé.

Наравне с Джанни Версаче активно культивировал образ топ-модели. Его любимыми манекенщицами были Инес де ля Фрессанж, Линда Евангелиста, Синди Кроуфорд и, особенно, Клаудия Шиффер. «Если бы мне пришлось развязать Троянскую войну, Клаудия была бы моей Еленой», — говорил он. Тем не менее, в 1994 году он перестал работать с Шиффер после того, как она стала рекламным лицом компании «Фанта».

В 1998 году открыл в Париже художественную галерею Lagerfeld Gallery — Studio 7L.

В 2015 году впервые представил коллекцию «высокого меха» от Fendi, в рамках которой создал самую дорогую в мире шубу — выполненная из меха соболей, она была оценена в 1 млн $.

Лагерфельд был большим книголюбом, его личная библиотека насчитывала 300 тысяч томов. В 2000 году он основал в Париже собственный издательский дом 7L и открыл одноимённый книжный магазин. В том же году он продал на аукционе Christie's часть своей коллекции книг о французском искусстве XVIII века.

Модельер был известен и как парфюмер. Он создал ароматы Chloé (1975), KL (1982), Jako (1997), а также аромат с запахом книги.

Лагерфельду нравилось одевать Брижит Макрон. Модельер утверждал, что у неё «самые красивые ноги Парижа» и даже сравнивал первую леди Франции с Брижит Бардо.

В начале января 2019 года Лагерфельд впервые не вышел в финале показа своей коллекции для дома Chanel[17], сославшись на вывихнутую лодыжку. Вместо него гостей приветствовала Виржини Виар, «правая рука» кутюрье[18], сам модельер остался за кулисами в инвалидном кресле. 18 февраля Карл Лагерфельд был срочно госпитализирован, а на следующий день, утром 19 февраля 2019 года, в возрасте 85 лет скончался от рака поджелудочной железы[19].

Он считал неправильным обременять кого-нибудь своим телом после смерти. «Я просто хочу исчезнуть, как животные в девственном лесу», — сказал он. После кремации пепел модельера смешают с пеплом матери и пеплом Башера, его спутника жизни.

Вместе

С Днём рождения, коллега!


Он не мог не быть Врачом...
Ведь он видел всю сущность этого мира, начиная с биохимических и физиологических реакций и заканчивая трансформационными процессами в тех самых серых клеточках, которые и делают человека человеком. Без правильной работы этих серых клеточек, без их ежедневного и упорного труда, получается Шариков. И потомки его будут Шариковы.
А человек - не получается, хотя и похож. Очень.
И знаете, что именно очень грустно осознавать сегодня?
Особенно, сегодня!
Человеком Булгакова сделало образование.
Его мама, которую он называл Светлая королева, всегда говорила, даже в периоды безденежья в их большой семье: «Я не могу вам дать приданое или капитал. Но я могу вам дать единственный капитал, который у вас будет, — это образование».
То, что сейчас не в почёте и то, что сейчас не модно...
Сейчас модно и престижно судить по...
«Вы судите по костюму? Никогда не делайте этого. Вы можете ошибиться и притом весьма крупно».
Как Вы были правы, Михаил Афанасьевич, когда говорили, что «Мы говорим с тобой на разных языках, как всегда. Но вещи, о которых мы говорим, от этого не меняются».
Отдельное Вам спасибо за «Успевает всюду тот, кто никуда не торопится».
Ну и конечно, коллега, кому, как ни Вам, знать, что многие наши успехи и наши неудачи зависят от того, кто с нами рядом.
И ощущение несправедливости мира не так губительно, когда ....
«Против меня был целый мир — и я один. Теперь мы вдвоем, и мне ничего не страшно».
И если бы в любой борьбе за справедливость, за образованность, за человеколюбие, мы все «были вдвоём», то, возможно, мир стал бы немного светлее.
Ему - 130 лет, а у меня ощущение, что он мой современник.
Врач, писатель, киевлянин - Михаил Афанасьевич Булгаков!
Вместе

"...Меня Гердт научил, как подавать даме пальто. .."



"...Меня Гердт научил, как подавать даме пальто.
А вот и зря вы смеетесь: это тоже относится к числу забытых правил! Юного Гердта правильной подаче пальто научил Всеволод Эмильевич Мейерхольд, и Зиновий Ефимович настаивал на том, что мейерхольдовская технология — ​единственно возможная!
Это ж вам не мешок накинуть. Тут целое искусство…
Гердт инструктировал так: пока дама накручивает на себя свои платочки-шарфики, — ​не стой в метре с растопыренным пальто (дескать, давай скорее, дура!). Нет! Пальто в это время должно быть смиренно прижато к груди кавалера, руки крест-накрест…
Кавалер как бы обнимает женское пальто, тактично обозначая свое счастье от одной мысли о возможном объятии с предметом… Он весь наготове!
И только когда дама навертела все свои шарфики-платочки, следует элегантным движением распахнуть пальто ей навстречу и — ​вторым элегантным движением, чуть снизу — ​подсадить его на плечи.
После чего, чуть приобняв даму сзади, следует нежно, сверху вниз, прогладить воротник. Гердт утверждал: даме будет приятно.
Я уточнил, на всякий случай:
— Зиновий Ефимович, вы уверены, что даме это будет приятно всегда, а не только тогда, когда это делаете вы?
Гердт ответил, конспиративно понизив голос:
— Надо пробовать.
Теперь вы знаете все."
(с) Виктор Шендерович
Вместе

WHO IS WHO

WHO IS WHO


12 January at 17:00
Эра двоечников настала. Эра, эпоха, чудовищное, могучее поколение двоечников и неучей. Нет, они и раньше были, но еще несколько лет назад они не так сильно бросались в глаза. Как-то стеснялись своей безграмотности, что ли. А сейчас они, такое ощущение, везде.
Они популярны. Безграмотные звезды. Косноязычные лидеры мнений. Не умеющие двух слов связать законодатели мод.
Все эти люди, которые никак не могут понять разницу между «тся» и «ться». Которые говорят «я думаю то, что». Говорят «координальный» вместе «кардинальный» — видимо, и Ришелье в их версии был «координалом». Которые заявляют, что «мне показалоСЯ», или «я разочаровалаСЯ». Никак не могут забыть кошмарное слово «вообщем». И другие, многие другие.
Они уже не стесняются ничего.
И ладно бы только блогеры были безграмотными. Блогеры вообще умудрились за краткое время своего существования сделать все возможные ошибки и покрыть себя любым известным позором, так что само слово «блогер» в нашем обществе носит пренебрежительно-несерьезный оттенок. На фоне понтов, самолюбования, воровства, накрутки подписчиков, откровенной грубости, глупости и хамства какая-то там безграмотность уже не выглядит как порок.
Но безграмотность проникла уже в святая святых – в СМИ. В место, которое держалось дольше всех. Где должна быть хоть какая-то редактура, хоть какой-то второй взгляд. Нет. Сами редакторы уже не знают, что к чему. И ладно бы модные журналы, нет – солидные политические издания на полном серьезе обсуждают вопросе о «приемнике Президента», хотя слово «приемник» — это, скорее, что-то из радионауки, в отличие от слова «преемник», которое и пишется, и читается по другому.
Всем наплевать на грамотность. Всем. Никакой вычитки, никакого свежего взгляда. Афиша с фильмом Нуртаса Адамбая заявляет о «фильме Нуртаса Адамбай» — хотя фамилия «Адамбай» прекрасно склоняется, прекрасно, так же, как и Хемингуэй. Но только в одном случае – если речь идет о персонаже мужского рода. Если бы это был фильм какой-нибудь Нургуль Адамбай – тогда склонять не следовало бы. Но не понимают разницы, не понимают.
Безграмотность везде и во всем. Неучи везде. Эти Неучи – лидеры мнений. Неучи – популярные блогеры. Неучи дают интервью и учат других жить. Люди, которые сами не удосужились научиться – учат других. Перевернутое время, ей-богу.
И вот я точно знаю, в чем причина. Все ведь просто — эти люди не читали в детстве, и не читают сейчас. И я точно знаю, что с этим делать. Точно знаю, как безграмотность лечится. Будь моя воля, я бы собрал в одном месте всех этих редакторов модных журналов. Всех этих блогеров. Этих безграмотных журналистов.
Всех этих пишущих людей, которых на пушечный выстрел нельзя подпускать к тексту. Всех этих молодых и дерзких. Собрал бы, и заставил читать. И читать не журналы. Не блоги. Не модных писателей, не какого-нибудь дебильного Коэльо, не какого-нибудь популярного Харари, который под видом откровения публикует кошмарный наукообразный бред.
Нет.
Чехова бы они у меня читали. Чехова, Антона Павловича. Возможно, тогда они бы узнали, что вот это кошмарное построение фразы «переступая порог ресторана, возникает ощущение, что ты дома» (реальная фраза, из казахстанского модного журнала) – так вот, это построение фразы называется «анаколуф», и его первым простебал безжалостно именно Чехов. И это ощущение переступает порог ресторана, а не ты, двоечник.
Чехова. Толстого. Шекспира в переводе Пастернака – и самого Пастернака. Каверина. Домбровского. Бунина. Вот кого.
А в интернет я бы им запретил заходить в принципе. До тех пор, пока не смогут правильно применить «тся» и «ться». Десять раз из десяти. Некоторые, наверное, никогда не смогли бы это сделать – но таким людям отлучение от Интернета только на пользу.
Да, я поступил бы именно так. Жаль, что такое вряд ли возможно.

юрист Ержан Есимханов
Вместе

КОКО ШАНЕЛЬ

ОЛЬГА ПЕРЕС
Габриэль Коко Шанель удавалось то, что было не под силу никому другому в мире моды: заставить женщин обрезать длинные волосы, надеть брюки вместо корсетов и юбок, променять фамильные бриллианты на стекляшки. Что же особенного было в этой маленькой хрупкой женщине?
Говорят, известная модистка носила на шее тесьму с привязанными к ней ножницами. Она часто отрезала от моделей платьев и жакетов какие-то детали, объявляя их лишними. А однажды прямо на клиентке распорола костюм от модельера-конкурента, заявив, что так он смотрится симпатичнее. Если бы Габриэль могла, она наверняка перекроила бы и свою биографию, отрезав и выбросив из памяти все тяжелые и бередящие душу моменты...
Весна в Париже - больше, чем просто смена времени года. Цветущие яблони и тюльпаны, аромат свежей выпечки, Марсово поле, Триумфальная арка, повеселевшие здания дворцов и соборов заставляют сердце каждого человека биться чаще. Так было и много лет назад, когда маленькая ножка юной Габриэль ступила на булыжную мостовую столицы.
Кучер помог ей вынести из кареты небольшой чемодан - в нем лежало сменное платье, иголки с нитками и кое-какие дамские мелочи. Другого багажа, кроме, пожалуй, призрачных надежд и грез, у Габриэль не было. Ей исполнилось 18, позади смерть матери и предательство отца, приюты, интернаты и католический монастырь. Впереди - светлое будущее. По крайней мере, полная оптимизма девушка в это верила. Обучение в пансионе научило ее трем вещам: привычке довольствоваться малым, простоте в одежде и умению шить. Габриэль сняла крохотную комнатку в мансарде и устроилась певичкой в кабаре «Ротонда».
Признаться, особого слуха и голоса у нее не было, так что о музыкальной карьере говорить не приходилось. Но таких требований и не предъявлялось. Стройные ножки, умение кокетливо вертеть подолом платья и развлекать посетителей-офицеров - вот все, что требовалось от девушек подобной профессии. Ну, а пару фривольных песенок она выучила. За одну из них, «Коко», она даже получила свое прозвище, которое останется с ней на всю жизнь. Видели бы ее тогда наставницы-монахини!..
В тот вечер в кафешантане случился переполох. Помещение было переполнено красавцами офицерами в расшитых мундирах: в Париже остановился конный егерский полк. Веселые молодые военные сорили деньгами, пили без удержу и тискали смеющихся от их сальных шуточек девиц. Но Коко с ее мальчишеской фигурой не было места на этом празднике жизни: популярностью у сильного пола пользовались затянутые в корсет пышногрудые прелестницы.
«Ну, вот, сегодня чаевых тоже не будет», - зло шепнула Коко товарке, после чего заметила: худощавый офицер с усами ей подмигнул, а затем приветственно помахал рукой. Это был сержант Этьен Бальсан, богатый наследник текстильных фабрик, прожигающий состояние и жизнь, как и многие его ровесники, за картами и выпивкой. Подруга подтолкнула Коко в спину, и та шагнула вперед - навстречу Бальсану и своей судьбе.
Тонкий лучик света скользнул между плотными портьерами и пробежал по лицу Коко. Она проснулась, сладко потянулась и посмотрела на часы. Стрелки показывали полдень. Вот это называется -праздная жизнь! Еще совсем недавно она вставала до рассвета, не разгибала спины в швейной мастерской, а по ночам пела на сцене опостылевшего кабаре. Теперь ее окружает мир роскоши, и она часть этого мира - все благодаря Бальсану. И пусть ее называют содержанкой, ей все равно. Лишь бы спина не болела от тяжелой работы, а на пальцах не было болезненных мозолей.
Другая половина кровати была пуста. Этьен встал раньше - его смех слышался снизу. С кем это он там разговаривает? Габриэль накинула пеньюар и спустилась вниз. Спиной к ней стоял высокий статный мужчина. Этьен увидел ее и улыбнулся: «А вот и Коко! Знакомься, дорогая! Это Бой, мой английский друг». Незнакомец обернулся и поцеловал ее руку: «Мадмуазель, разрешите представиться -Артур Кэйпел». Мурашки пробежали по спине Габриэль. Боже, как он красив! Черные глаза, правильные черты лица, темные кудри. Сложен идеально: сразу видно - спортсмен.
А эти длинные аристократические пальцы... И манеры -не чета остальным друзьям Бальсана! Коко застенчиво запахнула пеньюар. Словно птичка, она вспорхнула наверх, чтобы переодеться к обеду. Позже в своем дневнике великая Мадемуазель признается, что с первого взгляда влюбилась в англичанина. Конечно, она не была одинока в своих чувствах: девушки и женщины всех возрастов просто млели от одного его взгляда. А он был предупредителен и безупречно галантен со всеми дамами, однако сердце его оставалось свободным.
Вернувшись в гостиную, Коко разочарованно вздохнула: гость уже уехал. Видимо, у него было какое-то срочное дело. Осторожно, чтобы не выдать нахлынувших чувств, Коко принялась расспрашивать Этьена о его друге. Англичанин, аристократ, миллионер. Унаследовал приличное состояние и собственными силами его приумножил. Лучший наездник и игрок в поло. Нет, он не женат и пока не собирается.
Умен, образован, воспитан. Никогда не рассказывает о своей семье. Поговаривают, что он дитя неравного брака аристократки и самого короля Эдуарда. Но это сплетни, конечно. А почему все это вдруг так заинтересовало малышку Коко?
Габриэль поняла: расспросы следует прекратить. С тех пор каждый миг Шанель искала встречи с Боем, а он, казалось, нарочно стал чаще наведываться в поместье друга. С Артуром Коко могла вести себя непринужденно и болтать обо всем на свете: о том, как ее бесят эти чванливые дамы полусвета в своих корсетах и головных уборах, похожих на торты; что мечтает совершить революцию в моде и тайком разрабатывает дизайны шляпок; что ей надоел статус содержанки и давно хочется независимости. Бой поддержал идею Коко о собственном магазине шляпок и даже предложил беспроцентный кредит. Это немного смутило Шанель, и она предпочла сначала обсудить свое начинание с Этьеном.
Всю жизнь Мадемуазель подчеркивала свою независимость от мужчин, при этом умалчивая о том, что свою карьеру сделала благодаря деньгам и связям любовников. Этьену пришлась по вкусу идея с магазином, и он дал Коко на него денег, а также предоставил помещение - свою парижскую квартиру. Возможно, скучающее лицо Габриэль ему изрядно поднадоело, и таким незамысловатым образом он стремился избавиться от возлюбленной, ведь их отношения уже давно были лишены страсти. Но Шанель это не беспокоило.
Она открыла магазин, воспользовавшись предложением Боя о кредите. Теперь под «прикрытием» бизнеса она могла видеться с ним чаще и к тому же наедине. Между Коко и Кэйпелом завязался роман. Англичанин долго не отваживался увести любовницу у друга, но после откровенного разговора и брошенной Этье-ном фразы: «Забирай, она твоя!» решился. Бой снял для Шанель уютную квартиру неподалеку от ее ателье мод. И пусть он не мог представить ее своим родственникам и лондонским друзьям, а из ресторанов из-за вечной конспирации они выходили порознь, Коко впервые в жизни любила и была счастлива.
Артур помогал Габриэль с бизнесом, рекомендовал ее богатым клиенткам, ненавязчиво занимался повышением уровня ее образования и воспитания. Именно он сделал из неизвестной ресторанной певички Коко великого модельера Габриэль Шанель. И однажды настал день, когда круг знакомых Шанель превзошел аристократичное общество Кэйпела: она была знакома с Ренуаром, Тулуз-Лотреком, Пикассо, Дягилевым, Стравинским и многими другими представителями парижской богемы.
Приумножив свое состояние, Коко не только отдала Кэйпелу взятые в долг деньги, но и почти сравнялась с ним по своему капиталу. И все же в душе Шанель оставалась бедной девочкой: именно эти чувства не позволили ей принять предложение руки и сердца Кэйпела. Она понимала, что они -разного поля ягоды. Позже Коко кусала локти, особенно когда ее Артур взял в жены представительницу своего круга, богатую аристократку Диану Листер.
Но прошлого не вернешь. А новость о беременности молодой супруги Боя просто убила Шанель. Особенно после того, как она потеряла их с Боем ребенка и выслушала приговор врача о том, что у нее больше никогда не будет детей. Однако Габриэль стойко перенесла все удары судьбы, с головой погрузившись в работу.
Будучи жаворонком и трудоголиком, Габриэль Шанель требовала того же и от своих подчиненных. Она бредила своими идеями, работала буквально запоем. Каждое из ее нововведений совершало революцию в мире моды. «Ах, как я устала таскать ридикюль в руках!» -вздохнула Коко и прикрепила к маленькой сумочке длинную цепочку. «Кто сказал, что женщине нельзя носить брюки?!» - и вот уже тысячи француженок щеголяют в модных брючных костюмах от Шанель, стоивших целое состояние.
«Как вульгарны эти меха и бриллианты!» - и Коко ввела в обиход бижутерию и искусственный мех. Желая походить на великую Мадемуазель, женщины туго заматывали пышную грудь бинтами и остригали длинные волосы. Ведь большинство фасонов Шанель было выполнено под ее мальчишескую фигуру.
...В ту роковую ночь Коко долго не могла заснуть. Она приняла снотворное, но ее все равно мучили кошмары. Асфальт, автомобиль, свет фар и визг тормозов, искореженный металл... Ее разбудил громкий стук в дверь собственной виллы. В зал вбежал незнакомый взволнованный мужчина: «Плохие известия...» Шанель все поняла и без слов. Реальность стала продолжением ее ночного кошмара. Бой разбился на машине. Сердце ее возлюбленного больше не билось...
Скорее! Скорее! Одежду, машину, туда, туда... Маленькая худая женщина вдруг превратилась в огромную разъяренную львицу, пытаясь вырваться из удерживавших ее рук. Постепенно разум вернулся к ней. Куда?.. Зачем?.. Она ведь ему не жена и уже не любовница. Даже на похоронах ее появление будет неприличным.
Единственный способ выплеснуть свои эмоции, который знала Шанель, это работа. На несколько дней она закрылась в мастерской, пока не сшила и не надела свой шедевр - маленькое черное платье. Это ее личный траур по любви всей ее жизни. По иронии судьбы, именно оно стало не только символом модного дома Шанель, но и эталоном безупречного вкуса и стиля. Забудут имя Артура Кэйпела, не будет в живых великой Мадемуазель, а миллионы женщин во всем мире разных возрастов и национальностей будут носить маленькое черное платье, даже не подозревая о его печальной истории.
Жизнь продолжается. Спустя год после гибели Боя Шанель познакомилась с великим князем Дмитрием Романовым, кузеном самого императора Николая II. Шанель льстит внимание персоны, в чьих жилах течет голубая кровь. К тому же князь на семь лет ее моложе. Этоттемпераментный русский отогрел скорбящее сердце Габриэль. И пусть их роман длился меньше года, Романов сумел сделать для бизнеса Шанель не меньше, чем Кэйпел.
Князь познакомил модистку с влиятельнейшими и богатейшими аристократами, а в качестве моделей и даже швей предложил русских барышень, представительниц известнейших родов, которые были вынуждены бежать от революции и искать в Европе работу. Погрузившись в русскую культуру, Шанель перенесла многие из ее элементов в свои модели. Но главное, что сделал Дмитрий Романов, - свел Коко с парфюмером Эрнестом Бо, который в будущем создаст для Габриэль знаменитые духи «Шанель №5».
Габриэль давно привыкла, что постоянной единицей в ее жизни является лишь работа, а мужчины появляются и исчезают. Поэтому не удивилась ни отъезду Романова в США, ни его скорой женитьбе на состоятельной американке. Сама она была уже почти влюблена в другого представителя аристократии (на простых смертных Коко уже не смотрела!), герцога Вестминстерского. Их отношения длились долгих 14 лет, пока герцогом не овладела идея о наследнике, подарить которого Шанель ему не могла.
Великой Мадемуазель приписывают много романов, в том числе с Игорем Стравинским и даже с некоторыми женщинами. Так или иначе, один факт остается бесспорным: став одним из самых успешных и высокооплачиваемых модельеров мира, Габриэль Шанель так и не смогла выйти замуж или хотя бы устроить свою личную жизнь.
...Неожиданно для всех Мадемуазель вдруг закрыла все свои французские бутики и переехала жить в Швейцарию. Причиной этого странногo поступка называли творческий кризис, давление конкурентов и даже политику. В жизни Коко наступила долгая депрессия. И виноват в этом был никто иной, как ее новый любовник - немецкий дипломат Ганс Гюнтер фон Динклаге, оказавшийся по совместительству... шпионом Гитлера. Он втянул Коко в свои политические игры, вынудив свести его с ее знакомым Уинстоном Черчиллем, а также передавать тайные послания другим высокопоставленным клиентам.
В итоге правительство обвинило Шанель в пособничестве фашизму и выдворило за пределы Франции. Это было черное пятно на ее репутации. Габриэль понадобилось несколько лет, чтобы воспрянуть духом и набраться смелости вновь вернуться в индустрию моды. И она это сделала! Однако поклялась до конца жизни не заводить романов и слово свое сдержала.
Отпраздновав 71-й день рождения, Коко представила миру свою новую коллекцию, центром которой был знаменитый твидовый пиджак с юбкой. Ее клиентками стали жены высокопоставленных политиков и голливудские звезды, в том числе Элизабет Тейлор.
...Коко ненавидела воскресенья. Надо же, какая глупость: в этот день никто не работает! Ей 87 лет, а она не привыкла проводить время в праздности. Правда, в последнее время ее увлечением стали ставки на ипподроме. Вот туда-то она и отправится сегодня. На сборы ушло больше времени, чем обычно, ноги и руки вдруг стали плохо слушаться, словно чужие. Онемевшие пальцы выпустили флакон с лекарством, который разбился об пол шикарного номера отеля «Ритц».
Надо позвать на помощь, а она не может сдвинуться с места.
«Вот так и умирают...».
Это были последние слова великой Мадемуазель.
Вместе

Я знаю - им никогда отсюда не вырваться, и вру им, что, если они захотят, они изменят свою жизнь


«Я знаю, что им никогда отсюда не вырваться, и вру им о том, что, если они захотят, они изменят свою жизнь»

Светлана Комарова уже много лет живет в Москве. Успешный бизнес-тренер, хедхантер, карьерный консультант. А в 90-х она восемь лет работала школьной учительницей в глухих дальневосточных деревнях.




«Я знаю, что им никогда отсюда не вырваться, и вру им о том, что, если они захотят, они изменят свою жизнь»
Фото: s00.yap.ru

Дальний Восток. Каждая осень неземной красоты. Золотая тайга с густо-зелеными пятнами кедров и елей, черный дикий виноград, огненные кисти лимонника, упоительные запахи осеннего леса и грибы. Грибы растут полянами, как капуста на грядке, выбегаешь на полчаса за забор воинской части, возвращаешься с корзиной грибов. В Подмосковье природа женственна, а тут — воплощенная брутальность. Разница огромна и необъяснима.

На Дальнем кусается все, что летает. Самые мелкие тварешки забираются под браслет часов и кусают так, что место укуса опухает на несколько дней. «Божья коровка, полети на небко», — не дальневосточная история. В конце августа уютные, пятнистые коровки собираются стаями как комары, атакуют квартиры, садятся на людей и тоже кусают. Эту гадость нельзя ни прихлопнуть, ни стряхнуть, коровка выпустит вонючую желтую жидкость, которая не отстирывается ничем. Божьих коровок я разлюбила в восемьдесят восьмом.

Collapse )
Вместе

Кутюрье голубых кровей Ив Сен Лоран и его музы

Оригинал взят у tanjacha1 в Кутюрье голубых кровей Ив Сен Лоран и его музы


6 женщин, оставивших неизгладимый след в жизни великого мастера





Кутюрье голубых кровей Ив Сен Лоран и его музы

Кутюрье голубых кровей Ив Сен Лоран и его музы


Они были связаны невидимыми нитями - мастер и его очаровательные музы. Они искали и находили вдохновение друг в друге: гениальный модельер Ив Сен Лоран и его модели, глядя на которых тысячи женщин на планете учились самовыражаться и создавать свой стиль. И каждая из них оставила в жизни великого кутюрье заметный след.

Collapse )