Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Вместе

Сэр Константин Новосёлов



Сэр Константин Новосёлов — британский физик, лауреат Нобелевской премии, самый молодой нобелевский лауреат по физике за последние 40 лет, член Лондонского королевского общества.
Он родился в августе 1974 года в г. Нижний Тагил. Родители: отец — инженер, работал на Уралвагонзаводе. Мать работала учителем английского языка. В 1991 г. после окончания школы поступил в Московский физико–технический институт. Окончил его с отличием в 1997 г. После два года работал в Черноголовке в Институте проблем технологии микроэлектроники РАН (ИПТМ РАН). Переехал в Нидерланды, где стал работать с Андреем Геймом в Университете Неймегена. Вместе с ним перебрался в Манчестерский университет.
Collapse )
Вместе

Ко мне вчера Маня приходила. Поужинали. Переспали. Утром позавтракала и ушла.


- Ко мне вчера Маня приходила. Поужинали. Переспали. Утром позавтракала и ушла.
- А что приходила?
- Не знаю. Она такая стеснительная... Может, что сказать хотела.
***
- Изя! Откуда у тебя на брюках этот светлый волос? - спрашивает жена.
- Ой! Наверное, в трамвае прицепился...
- А не имеет ли он отношения к твоей белокурой секретарше?
- Глупости, Роза, я всегда снимаю брюки...
***
Collapse )
Вместе

Медицинское: Из сундука старого хирурга: Аневризма непарной вены

Аневризма непарной вены - довольно редкая патология (через Гугл сегодня нашёл всего десяток публикаций). Я просто хотел показать, что оперировал эту больную и визиуально-и-пальпаторно убедился в том, что это образование имеет все характеристики расширенного сосуда и связано с непарной веной.. На одном снимке всего не покажешь, да и сам снимок во время операции по моей просьбе делал анестезиолог - с ним не очень договоришься.. На снимке "верх" - видна часть перикарда, верхняя полая вена и примыкающая к ней венозная аневризма. На снимке "низ" видны диафрагма, перикард и опять же - голубая венозная каверна...








Верх

Низ


Вместе

Русская царица Савская в Израиле


Эту новенькую уборщицу заметили многие: она была юной, темнокожей и прелестной. Этакая музейная статуэтка, но не мейсенского фарфора, а из молочного шоколада.

Когда она проходила по коридорам и фойе Кнессета – мужчины одновременно поворачивали головы в ее сторону и долго смотрели вслед, забыв, куда шли и зачем. А она проплывала себе грациозной ланью, как будто и не замечала ничего – видно, с детства привыкла, что все на нее так смотрят.

Вблизи у нее был беззащитный взгляд оленёнка, она ни с кем не кокетничала, и даже записные мачо с нею не заигрывали – просто впадали в меланхолию.

Collapse )
Вместе

Я «рождённый в СССР», но по тому, как дела в России, в СССР я и умру.

"На русские письма я отвечаю по-английски — просто потому, что обменял русскую клавиатуру на британский паспорт".
23 августа 1974 г. в Нижнем Тагиле родился Константин НОВОСЁЛОВ. Будущий Сэр К.Новосёлов - британский физик, лауреат Нобелевской премии, самый молодой нобелевский лауреат по физике за последние 40 лет, член Лондонского королевского общества.
Collapse )

Вместе

24 August 2020 · Вчера был последний день швейцарского шахматного турнира...


Мне повезло: я обыграл кандидата в мастера (так мне Петр перевел надпись на майке моего противника - нужно будет проверить правильность перевода)....
Мастеру простительно проигрывать кухонному игроку, т.к. ему 91 год... Дед проиграл, а потом стал возмущается тем, что я не записывал ходы, и пошёл жаловаться судьям... Гспди, во-первых, я не знаю, как их записывать... Во-вторых, я не за победами сюда приехал, а в поисках оПчества, так сказать...


И нашел: русско-немецкого парня по имени Максимилиан (Максим) - на фото есть его мама Елена..

Был ещё русскоговорящий турок из Болгарии... Хусейн Хусейнов его зовут ..
На фото: Хусейн, я и хорват Петр..
Вместе

Хирург в суде и свидетель-эксперт шлюха. - ЧАСТЬ 1 - 5


Хирург в суде и свидетель-эксперт шлюха. - ЧАСТЬ 1

После долгой недели в суде, по обвинению в халатности и небрежности в лечении больного большинство хирургов хотели бы забыть этот кошмар, чтобы оставить его позади. Но я хочу поделиться с вами своим собственным опытом суда, на прошлой неделе в небольшом городке в штате Айова. Возможно, было бы поучительно (или развлекательное?) для некоторых из вас.

Идёт  четвертый день суда. Мы слушаем заключительные аргументы адвоката истца, местного адвоката с мягким  вкрадчивым говором.

Адвокат истца приближается к членам жюри, пристально смотрит в их глазах, указывает длинным палцем в мою сторону и говорит:

"Доктор А.  проявил халатность и небрежность! Из-за его беспечности мистера  С. (теперь он указывает на истца) потерял свой локтевой сустав! Из-за небрежности врача А.  уже не тот человек, , котороым  он был до того. Он не может плавать в Миссисипи, он не может охотиться со своим луком, он не может использовать свое ружьё и он не может ловить рыбу. Из-за этого нерадивого врача мой клиент не может возиться на ковре со своими внуками. Халатность, нерадивость и небрежность доктора А. отразились на  миссис С. (теперь он указывает на жену истца). Она теперь одна должна убирать двор после  большого снегопада, поить лошадей;  она не больше не может насладиться поездками  с мужем на их Harley Davidson ... “

Адвокат понижает голос до полушёпота:

“Неправильное лечение доктора А. неблагоприятно отразилось  на половой жизни моего клиент и его жены ... ".

Члены жюри: семь женщин - четыре из них возможно являются чьими-то  бабушками -   и ожиревший  фермер в джинсовом костюме  слушай внимательно, но не проявляют никаких видимых эмоций.

На 1-й день суда эти  жюри были выбраны из большой группы кандидатов.

Формула известна любому суду адвокат: мужчины, особенно занятые мужчины, как правило, выступают за защиту; женщины-присяжные, с другой стороны, больше стоят на стороне истца.

Таким образом, из группы кандидатов на роль присяжных все мужчины кроме одного были быстро устранены адвокатами истца.

Со стороны защиты  мой адвокат устранил ни всех  кандидатов в присяжные, которые при длительном допросе признались в том, что имели какую-либо личную историю медицинских судебных процессов или плохой опыт с врачами - видимому, в каждой группе людей есть не мало, кто подпадает под такую категорию. Одна молодая дама преизналось немедленно: "Я просто не доверяю врачам ..." - конечно, мы исключили ее.

"Защита отдыхает", заключает адвокат истца.

Мой собственный адвокат - статная блондинка дама в возрасте чуть-чуть за сорок— уже представила свои заключительные аргументы в пользу закрытия дела.

Теперь седовласый  и усатый судья со своего высокого кресла начинает спокойно читать лекции жюри о методологии достижения их вердикта.

Я смотрю на присяжных и думать: А эти старые женщины понимают ли дело? Могут ли они следовать за медицинские доказательства, представленного им экспертами? Располагают ли они здравым смыслом? Не настроены ли  эмоционально заранее  в пользу бедного толстого водителя грузовика -  старого доброго пареня из Айовы - и его беззубой жены против этого богатого хирурга (не все  ли хирурги богаты?) с иностранным акцентом? Да, на бумаге мы хорошо представили разбираемый случай и  мы должны выиграть, но мы так ли это будет?

***

Хирург в суде и свидетель-эксперт шлюха. - ЧАСТЬ 2

Ах да: я должен сказать несколько слов об этом случае - почему на меня подали в суд?

Изложу коротко всё по пунктам:

􏰀 Истец был вовлечен в аварии с газонокосилкой и получил  глубокую рваную рану в области левого локтя. Он был доставлен в отделение неотложной помощи небольшой сельской больнице. Я,   дежурный общий хирург. был вызван  в течение часа  для лечения пациента. Единственный хирург-ортопед в городе был в отпуске.

􏰀 При физикальное обследование мною  были исключены  травмы сосудов или нервов, а  при  рентгенографии исключены любые костные травмы.

􏰀 Я взял пациента в операционную (через 3 часа после травмы) и под внутривенной седации и местной анестезии очистил сильно загрязненную рану. Исследование показало, что обнажёны, но не повреждёны periostium локтевого отростка и не повреждена  сумка локтевого сустава. Я послойно ушил рану.

􏰀 Пациент получил адекватный до и послеоперационные профилактические дозы антибиотиков.

􏰀 Я внимательно следил за прогрессом заживления раны - всесторонне осматривал пациента в офисе каждые несколько дней. Рана была припухшей, но зажила  с хорошим диапазоном движений локтя. Пациент вернулся к работе.

􏰀 Через три недели после травмы у пациента развилось нагноение  раны. Я искал формирования глубокого абсцесса пунктированием иглой большого диаметра, но не нашел. Я остановился на  диагнозе поверхностной раневой инфекции и начал лечение назначением перорального  приема антибиотиков широкого спектра действия  и местное лечение раны Состояние раны значительно улучшилось в течение 2-3 дней.

􏰀 Через пять недель после травмы у пациента выявлены клинические признаки формирования глубокого  гноя в ране. Теперь я заподозрил  септический артрит: Я вызвал хирурга-ортопеда, который взял на себя лечение  больного.

􏰀 Пациенту потребовались две дополнительных операции для лечения:  сначала по поводу септического артрита, а  через несколько месяцев прилегающего остеомиелита. Пациент потерял какую-то функцию пораженной локтя, и ему  требуется долгосрочная антибиотикотерапия.

Я узнал об иске почти через год после того, как я оставил Айову. Читая выдвинутые против меня обвинения, я испытывал гнев в сочетании с удивлением и разочарованием. Гнев за то, что мне предстоит быть ответчиком в суде за оказание лучшего лечения,  которое я только  мог предоставить. Гнев за подрыв моего чувства собственного достоинства (например, "кто они, чтобы сказать мне, как лечить хирургических инфекций? Я пишу книги о хирургических инфекций ..."). Гнев и разочарование за судебные хлопоты, которую, я знал, будет длительными. Удивление потому, что я очень хорошо помнил пациента как "хороший парень", с которым у нас, как мне  казалось,  установились теплую и дружественную отношения.

Как всегда,  процесс начался с заслушивания адвокатов каждой стороны. Я должен был поехать в Айову - , потерянно несколько дней из моего ежегодного отпуска ... Еще много таких дней будут потеряны. Далее были заслушаны  показания свидетелей-экспертов обеих сторон.

Обвинения против меня было построено на заключение "эксперта"  - д-ра X, MD, FACS, хирурга-ортопеда, кто работает в медицинском центре города XXX, связанного с университетом того же города. Д-р X является адъюнкт-профессором  (доцентом) в этом университете, но поиск в PUBMED  публикаций под его именем выявил три публикации (где имя X стояло не в качестве первого автора).

В своём экспертном заключении доктор X утверждал, что я отклонился от стандартной медицинской помощи по следующим пунктам:

􏰀 Не вызвал хирурга-ортопеда  лечения повреждения пациента.

􏰀 При исследовании раны не провёл теста  с физиологическим раствором или теста  красителем, при введении которых  в суставную капсулу в имеется возможность оценить её целостность - таким образом было пропущено   (предполагаемую) повреждение суставной сумки.

􏰀 Не взял раневое отделяемое  для бактериологического исследования , когда пациент с явной раневой инфекцией прибыл через три недели после травмы.

Хирург в суде и свидетель-эксперт шлюха. - ЧАСТЬ 3

Было назначено слушание бела в  суде, но, как всегда бывает, представители истца выступили с предложением урегулировать до суда -  просили $ 90 000. Мы отказались. В случае уплаты требуемой суммы значало для меня, ответчика,   признание своей вины, тем самым очернение навсегда  моего CV фактом халатности и небрежности в лечении пациента. Очевидно, что страховая компания, которая платит за защиту, может принимать любое урегулирование независимо от желания привлекаемое  к суду хирурга. И она так будет поступать , сопоставив возможную стоимость судебного процесса с суммой, запрашиваемой истом .

За месяц до суда мой адвокат заранее  организовал мою подготовку для участия тренировочном судебном заседании с помощью TrialGraph-х - Чикагской  судебной консультирующей  компании (http://www.trialgraphix.com/SubPage.aspx?CatPageId=5).

Мы встретились в гостинице недалеко от Миннеаполиса. Мой адвокат, который прилетел из штата Айова, играл роль  адвоката истца; а роль  “консультанта/ клинического эксперта" - афро-американка лет сорока, которая прилетела из Чикаго.

Видео съемку тренировочного суда  была показана нам. После чего леди из Чикаго  подвергла нас критике: "Сядьте прямо… держите голову выше… не нужно выглядеть обороняющимся… смотрите на жюри - поддерживать зрительный контакт; не торопитесь - слушайте вопросы, думайте, считайте молча до четырёх прежде, чем говорить… не позволяйте им подгонять вас ... “

После обеда мы повторили репетицию. "Намного лучше! Теперь вы смотритесь симпатичным врачом, которого  жюри должны в вас  видеть. Мы хотим, чтобы вы, чтобы предстали в образе теплого, заботливого врача ... “

Мой адвокат добавил:" Помните, что ваша задача состоит в том, чтобы ответить на фактические вопросы как можно лучшее - больше ничего. Оставьте всё остальное -фактическую защиту того, что вы сделали, и насколько хорошо вы о себе думаете - на наших свидетелей-экспертов и на меня ".

Вечером накануне суда мы приехали в небольшой городок, где находится окружной суд, и устроились  в уютной гостинице на берегу реки. Мой адвокат прибыла с ее пара-юридическими помощниками и юридическим консультантом из Чикаго. Ещё раз  в течение долгих часов меня информировали, расспрашивали  и критиковали, в том числе за цвет моей рубашки и галстука.

Первый день суда:

Утренние часы ушли на отбор присяжных.

Мой адвокат запомнила имена кандидатов в 15-ти присяжных в первые пять минут. В течение долгого часа она расспрашивала  них , называя каждый в своем имени, не глядя на свои заметки. Я очень впечатлен. Она возвращается на своё место и шепчет мне на ухо: "Разве ты не знал, что я гений?"

Во второй половине дня обе стороны делают свои вступительные заявления:

= изложение сути дела

= адвокаты истца будут доказывать мою врачебную халатность и небрежность и пожелание, что  жюри одобрят их предложение финансово возместить  клиенту нанесённый ущерб (по крайней мере $ 500 000).    

Мой адвокат хорошо подготовлен:

Она представляет жюри -

= на больших плакатах последовательное  изображение хода событий, основные вопросы, которые будут рассматриваться, и как она собирается выступать в мою  пользу;

= нашего свидетеля-эксперта

= и, наконец, говорит жюри немного о профессиональных качествах своего клиента.        

Уже сейчас различия в стиле между обеими сторонами очевидны:

=вступление адвокатов  истца являют собой  повторяющиеся и эмоционально проповеди, как в церкви Евангельской;

= мой адвокат - проста, точна, холодна и рациональна.

Хирург в суде и свидетель-эксперт шлюха. - ЧАСТЬ 4

Второй день  суда:

Сначала истец, а затем его жена занимают свидетельское место на нескольких изнурительных часов, отвечая на повторяющиеся вопросы своих адвокатов, перечисляя  все их страдания, которые были вызваны моим неправильным  лечения или моей небрежностью.

Их перекрестный допрос моего адвоката был на удивление кратким и вежливым.

"Мы должны казаться сочувствующим им," - она объясняет мне, - “мы не хотим направить симпатии присяжных по неправильному  пути ..."

После обеда я был вызван на свидетельское место .

Я был подготовлен и обучен к выступлению до тошноты;

я знаю все записи этого дела наизусть,

я знаю, какие вопросы мой адвокат спросит меня,

и я знаю, что я буду говорить;

но все равно.

Уже много лет я не помню себя в состоянии такого  волнения.

Да, я знаю, что моя жизнь или средства к существованию не зависит от исхода этого процесса. Но зависят моя честь и профессиональное чувство собственного достоинства, и риск потерять именно оно питает мое беспокойство.

Ответы на вопросы  моего  адвоката о моей профессиональной жизни и событиях разбираемого дела проходят гладко, как планировалось.

Даже перекрестный допрос кажется на удивление легко. Я считаю до четырёх, прежде чем ответить, выглядя скромно на присяжных, а иногда и замедлию темп адвокатов истца, спрашивая, "пожалуйста, вы могли бы повторить свой вопрос."

Мой адвокат берется за меня снова и задаёт  мне больше вопросов.

"Я буду счищать с вас дерьмо, в которое вы влезли внося ясность в  то, что вы сделали!“ -  пообещала она мне перед судом.

Третий день  суда:

Весь день посвящен заслушиванию свидетелей-экспертов с обеих сторон.

Первым должны были заслушать показания доктора Х, свидетеля хирурга-ортопеда из Балтиморы, но его лично в суде нет. Разумеется, такой заядлый эксперт не слишком заинтересован в том, чтобы путешествовать по судам в отдаленные, замороженные сельские районы, особенно, когда он должен делать это два раза в месяц. Таким образом, он представляет свои показания на видео, снятом за неделю до суда.

В первый час видео адвокаты истца спрашивают мнение доктора X , как я отклонился от стандартной медицинской помощи (смотри выше).

Затем мой адвокат затем начинает свой перекрёстный допрос, в котором  она берёт его прямо за шею.  В результате в течение 10 минут жюри узнает следующее:

􏰀 Он никогда не работал за пределами городской академической больницы.

􏰀 Он является привычным экспертом свидетелем истцов против хирургов.

􏰀 Он получает 55-60% своего дохода от работы в качестве свидетеля-эксперта.

􏰀 Он обычно свидетельствует против врачей по всей стране, в том числе в штате Делавэр, Северная Каролина, Пенсильвания, Коннектикут, Техас, Юта, Флорида, Вашингтон, D.C, Миссури, Мэриленд, Аризона и Миннесота.

􏰀 В течение последних 5 лет он зарабатывал "около $ 200 000 или чуть больше" за год в качестве свидетеля-эксперта.

Далее, мой адвокат призывает экспертов для ответчика. Два из них хирурги-ортопеды, один из которых начальник ортопедической травмы в местном университете. Третий практикует как  общий хирург. Все находятся в возрасте чуть старше в пятидесяти, хорошо ухоженных и представительные - хорошие старые парни из Айовы. И все были хорошо заранее отрепетированы моим адвокатом. Они обеспечивают мнение, противоположное мнению  доктора X всё что я  сделал, являлось стандартом медицинской помощи, а именно:

􏰀 При таких травмах лечение  может быть оказано и  на практике  оказывается специалистами  общий хирургии или даже врачами неспециалистами  отделения неотложной помощи любой больницы.

􏰀 Ценность дополнительных тестов физиологическим раствором  носит противоречивый характер  и не  является «стандартом медицинской помощи».

􏰀 Никакого теста на микробиологию и чувствительность к антибиотикам прроводить не требовалось, так как культуры из поверхностных ран являются неточными и могут вводить в заблуждение. Поэтому было разумно начать лечение с применением антибиотиков широкого спектра действия и внимательно наблюдать за пациентом.

Во время кропотливого перекрестного допроса моих экспертов адвокаты истца пытаются смутить и дискредитировать их, задавая много "гипотетические" вопросы. Но мне кажется, что "мои" специалисты хорошо восприняты и оценены жюри.

Хирург в суде и свидетель-эксперт шлюха. - ЧАСТЬ 5

4-й день в суде:

Последний день. С 4 утра мой адвокат готовила свои "заключительные аргументы” в пользу закрытия дела. В 6 часов утра она разбудила меня, чтобы показать мне, что она собирается сказать, и спросила меня, есть ли у меня какие добавления. К этому времени я уже убедился, насколько хороша она, насколько хорошо подготовлена и сосредоточена и сколь  очень серьезно она берет на себя мою защиту - будто  хирург собирающийся  выполнить большую инновационную операцию.

Как всегда, один из адвокатов истца начинает с его заключительных аргументов.

То же самое эмоциональные злоключениях снова и снова. Теперь он говорит присяжным о наших свидетелях экспертах: "Не будьте под влиянием числа экспертов на стороне ответчика! ” -  проповедует он жюри - “ Все специалисты хорошо оплачены  за свое время здесь. При поддержке страховой компании обвиняемый в халатности и неправильном проведенном лечениии ответчик может позволить себе любое количество экспертов - мы не можем! Какие вопросы являются существенными в обстоятельствах этого дела - доказательства! Следуйте доказательствам, представленных вам -  а не числу экспертов ".

"Ваша честь, - обращается адвокат к  судье,-  может обнажить мой клиент его за локоть и показать свою первоначальную рану членам жюри? Мы хотели бы уточнить место повреждения, которое было неточно описано  различными свидетелями. "

“Пожалуйста,” -  соглашается судья.

Истец заворачивает длинный рукав его фланелевой фуфайки и подходит к  скамье присяжных.

"Джессика, - прошептал я к моему адвокату, - после первоначальной травмы  он перенёс три дополнительные операции, расширивших размер рубца снова и снова. То, что они видят в настоящее время , не отражает размер оригинального повреждения. ”

"Хорошо, я собираюсь привести вас на свидетельское место прямо сейчас для  прояснения этого вопрос. Вы готовы?"

"Нет, это не будет правильным для меня, если я пойду на  прямую конфронтацию с пациентом перед жюри. Вы можете указать на это в своём заключительном слове ... "

И в заключении она так и  делает, спокойно и красноречиво, идя, опять же, шаг за шагом по событиям дела, перебирая все обвинения в мой адрес и  приводя все аргументы для их опровергнуть их

Она читает им лекцию о разнице между "осложнениями" и "неблагоприятных исходов" и неправильным лечением или халатностью.

Она говорит о 'Monday morning quarterback”, имея в виду людей, которые критикуют или выносят суждения  с позиции заднего числа. Она приходит к выводу: “Сегодняшнее слушание было сосредоточено на несчастной травме мистера С.  - и это справедливо,  на вызванных  травма страданиях его и его жены, о которых мы все,  включая и моего клиента, глубоко сожалеем.

Но, пожалуйста, руководствуйтесь не только желанием  присудить финансовую компенсацию семье мистера С., но и тем, что  будет несправедливо наказывать моего клиента. (Здесь  я надеваю на себя ставлю маску серьезного, преданного своему делу доктора и  кротко смотрю на присяжных). Защита полагается на  вашу честность ".

Последнее слово зарезервировано истцам. Один из их адвокатов  поднимается, чтобы вставить весомую реплику; он приближается к членам жюри, вперивает в них свой взор, указывает длинный палец в мою сторону и говорит: "Dr. Шайн проявил  небрежность и  халатность!… » - И так далее, и так далее.

***

Эта маленькая юридическая сага моих переживаний в суде, конечно, не единственная и не оригинальная. Тысячи хирургов оказываются в этой ситуации каждый год.

И по крайней мере одна треть из них не совершали никаких ошибок.

Случайная выборка из 1452 закрытых судебных дел   по рассмотрению обвинений в небрежности-халатности-неправильному лечению в пяти страховых компаниях показала, что в более одной трети случаев эти претензий оказались несерьезным.  Большинство таких "необоснованных претензий" (84 процентов) не привело  к выплате  тебуемой компенсации. В то время как повреждения, вызванные  ошибкой врача, приводили к финансовым выплатам [Studdert DM, Mello MM, Gawande AA et al., 2006].

Но это вряд ли утешительно для хирургу, который должен защищать такую легкомысленную претензии: много не компенсированных рабочих дней, транспортные расходы и огромное психологического напряжения.

Это исследование также показало, что из каждого доллара, потраченный на компенсацию, 54 центов пошли на административные расходы , в том числе на оплату участвующих  адвокатов, экспертов и судов [Studdert DM, Mello MM, Gawande AA et al., 2006] - огромную армию юридических и пара-юридических паразитов, взращённой этой системой , имея в виду они кормятся от нашего собственного труда.

В моем случае, два адвоката  небольшого  городка знали, где находится знаменитая "ортопедический шлюха”,  доктор XХХ; они могли рассчитывать на него, чтобы придумать какой-то pseudo-academic список предполагаемых ошибок, якобы допущенных мной. Они, наверное, догадывались, что их шансы на победу не более чем 50:50, но они не напрягались  много в этом случае, за исключением нескольких часов рабочего дня и после него.  Скорее всего $ 8 000,  заплаченных доктору  Х,  "ортопедический шлюха” отжимал непосредственно из истца. Таким образом, если адвокаты истца ничего не теряют, то почему бы им не подать в суд без разбора, в надежде на случайное падание в миллион ?!

Я не хочу останавливаться в дискуссии о реформе деликта  [(лат. delictum privatum) гражданско-правовой проступок], но был бы  более гуманным  и быстрый (для обеих сторон) и экономически более эффективный подход с финансовой  компенсацией  пациентам  с неблагоприятными исходами, независимо от того, связаны с небрежностью врача или нет?

И как мы должны поступать к «экспертами шлюхами», которые находятся для всех необоснованных исков?

Я чуть не забыл упомянуть, кто "выиграл" в моем случае. К счастью, 7 старых женщин (жюри) вынес вердикт в пользу ответчиков. Скорее всего, я не писал бы это, если это было бы в противном случае. Конечно, истец имеет право обжаловать ...

1. Studdert DM, Mello MM, Gawande AA, Gandhi TK, Kachalia A et al. Claims, errors, and compensation payments in medical malpractice litigation. N Engl J Med. 2006;11;354:2024-33

Вместе

КОГДА МЕНЯ НЕ СТАНЕТ …

Смерть всегда неожиданна. Даже неизлечимо больные надеются, что они умрут не сегодня. Может быть через неделю. Но точно не сейчас и не сегодня.
Смерть моего отца была ещё более неожиданной. Он ушёл в возрасте 27 лет, как и несколько известных музыкантов из "Клуба 27". Он был молод, слишком молод. Мой отец не был ни музыкантом, ни известным человеком. Рак не выбирает своих жертв. Он ушёл, когда мне было 8 лет - и я был уже достаточно взрослым, чтобы скучать по нему всю жизнь.

Collapse )