?

Log in

No account? Create an account
Вместе

"Мы лишились милой Родины": революция, война и ссылка в сочинениях детей. 1

"Язык детских сочинений правдив до дрожи, такое ощущение, что у детей как будто содрана кожа, они сильнее и острее других ощущают на себе тяжесть истории", - так комментируют историки воспоминания детей российских эмигрантов о революции 17-го и последовавшей гражданской войне. http://www.bbc.com/russian/features-41423517

"Мы лишились милой Родины": революция, война и ссылка в сочинениях детей






дети в гимназииПравообладатель иллюстрацииZEMGOR
Image captionБольшинство русских эмигрантских школ и гимназий были интернатами




"Россию посетил голод, мор и болезни, она сделалась худою, бледною, оборванною нищенкою, и многие покинули ее со слезами на глазах. Бежали от нее и богатые, и бедные". Так в своих сочинениях описывали события 1917-го дети российских эмигрантов.


Среда 12 декабря 1923 года начиналась как обычный день в чешской гимназии небольшого городка Моравска Тшебова на границе с Германией. Только за партами были не совсем обычные ученики - мальчики и девочки, юноши и девушки разных возрастов и сословий, но с похожей историей за плечами: все они покинули Россию, гонимые революцией.

Вместо двух обычных уроков в тот день детям предложили за два часа написать, что они помнят о своей жизни в России.

Гимназисты в возрасте от 8 и до 24 лет описывали, как рушился их мир, когда "Россия быстрыми шагами приближалась к роковой черте".






Цитата




Читая рассказы, чувствуешь запахи, слышишь выстрелы, видишь сломанную детскую куклу, заброшенные дачи и оставленные впопыхах роскошные квартиры; вместе с детьми садишься на пароходы в Новороссийск, в Крым, а оттуда еще дальше - в Европу, Америку, на Ближний Восток.

Идея записать воспоминания школьников пришла в голову директору самой большой русской эмигрантской школы в городке Моравска Тшебова Адриану Петрову.

"Мои воспоминания с 1917 года по день поступления в гимназию" - так звучала тема сочинения в чешской гимназии. Инициативу Петрова подхватили еще 15 лицеев из Турции, Болгарии, Югославии, Чехии и других стран, принявших детей русских беженцев. Юным авторам предоставили полную свободу мысли и творчества, ничем кроме времени их не ограничивая.

Всего было написано 2403 сочинения, которые долгие годы хранились в Педагогическом бюро в Праге.

"Язык детских сочинений правдив до дрожи, такое ощущение, что у детей как будто содрана кожа, они сильнее и острее других ощущают на себе тяжесть истории. Это единственный исторический документ такого масштаба", - говорит внучка русских эмигрантов и специалист по истории российской эмиграции Катрин Кляйн-Гуссеф, несколько лет назад издавшая сборник детских сочинений на французском языке.

Без эмоций

Почти полное отсутствие в текстах эмоций при очень подробном описании событий поразило психолога Анну Соссинскую, соавтора сборника.

"Когда долго не стреляли, мне делалось скучно", - пишет один мальчик.

"Расстрелы у нас были в неделю три раза: в четверг, субботу и воскресенье, и утром, когда мы шли на базар продавать вещи, видели огромную полосу крови на мостовой, которую лизали собаки", - описывает свои будни другой.






Эта черта роднит детские сочинения 1920-х годов с воспоминаниями бежавших от войны на Балканах или пленников концентрационных лагерей Второй мировой.

"Эмоция возникает у читателя, а рассказчик передает пережитое порой со все более скрупулезными подробностями, но без эмоций", - говорит психолог.

Насилие, жестокость, слезы, смерть, болезни, ненависть - в этих рассказах есть все, что не должно окружать ребенка в нормальных условиях, комментирует психолог. Оттого и это ощущение отрешенности, взгляда со стороны.

Как объясняет Анна Соссинская, сама правнучка русских эмигрантов, маленький ребенок не может совладать с тяжелым эмоциональным грузом и отстраняется.

Сочинения напоминают сеанс психотерапии, где человек, говоря о пережитом, перестает быть участником событий и становится их зрителем. Одного этого сеанса, конечно, недостаточно для того, чтобы полностью избавиться от кошмаров, но это первый шаг, говорит психолог.






рисунок школьникаПравообладатель иллюстрацииZEMGOR
Image captionИногда проще выразить мысли не письмом, а рисунком




В одном из сочинений юноша 18-ти лет вспоминает, что он чувствовал, когда ему первый раз пришлось столкнуться со смертью близкого человека - брата. Короткий рассказ посвящен воспоминанию о поиске платка.

Тем самым, говорит психолог, мальчик пытается отстраниться от самой новости о смерти.

"Я сначала спрятал голову в какую-то подушку (как она попала мне в руки, не помню; моментально на ней появилось мокрое пятно; тогда я подумал: "Зачем пачкать наволочку" и начал искать платок". (…) Наконец, карман был обнаружен, а я уже и подзабыл, зачем в него полез. Поднял голову, стараясь припомнить. Заметил, что мать плачет, заметил, что и сам я, оказывается, плачу. Мне даже показалось это страшным. Почему же это мы плачем?"

Анна Соссинская, работающая сейчас в том числе с детьми беженцев из Сирии, подчеркивает, что процесс психологического оздоровления после долгих скитаний и потери родины - небыстрый.

Нужно уважать ритм, с которым ребенок готов начать реабилитацию. Справиться с травмой помогают рассказы или рисунки.

Передать бумаге часть тяжелой психологической ноши, выплеснуть накопившиеся переживания - в том числе и с этой целью преподаватели зарубежных школ начала века просили своих учеников записать воспоминания, подтверждает историк Катрин Кляйн-Гуссеф.






Некоторые дети завуалированно признают, что воспоминания болезненны: "И потом начались самые страшные ужасы, о которых только в сказках рассказывают. Но у меня болит зуб и я не могу ничего больше писать".


  • "Дальше я описывать не буду. Мне очень не хочется больше вспоминать о милой родине и о покойном папе".


  • "Я конечно мог бы все описать более подробно, но у меня нет времени".


  • "Схватывает у меня что-то дыхание, описывая эти строки моей жизни, и поэтому нет слов описать весь ужас и кошмар моего положения".

Comments