April 18th, 2021

Вместе

НИФИГА СЕ...😱😱😱


Семья главврача онкоцентра Ивана Стилиди вновь привлекла внимание Генпрокуратуры и МВД
Арестами силовиков сегодня уже никого не удивишь. Если даже действующие сотрудники органов позволяют себе хранить в своих квартирах и на своих счетах миллиардные заначки, то что уж говорить об их коллегах в отставке и их семьях. К примеру, о бывшем прокуроре Сократе Стилиди. Уроженец мандаринового Сухуми Сократ Стилиди в родной Абхазии больше известен под именем Ставро. Карьеру силовика он начинал следователем прокуратуры в Ткварчели (теперь это – город-призрак), а закончил заместителем прокурора Абхазии. Правда, когда в начале 90-х началась война с Грузией, защите родного дома Ставро предпочел переезд в Москву, где благодаря своим связям стал заместителем председателя управляющего позднее обанкротившегося Межрегионбанка. Видимо, деньги считать прокурорский работник умел уже тогда.
В книге Александра Максимова «Бандиты в белых воротничках» приводятся выдержки из бесед следователя с Натальей Лозинской, помощником трижды судимого международного мошенника Григория Лернера, похищавшего деньги у российских банков: «Шалашову и Стилиди (руководители Межрегионбанка) был выплачен миллион долларов на их личные счета, за их услуги в России».
Межрегионбанк впоследствии разорился, но на благосостоянии Стилиди это банкротство фатально не отразилось: еще раньше бывший силовик вместе с сыном Иваном и кузеном Василием стал владельцем завода по производству детского питания в деревне Аладьино Дмитровского района Подмосковья. Как пишет The Moscow Post, «Стилиди сам рассказывал, что заводик достался ему после работы в банке в качестве имущества, оставленного под залог незадачливыми кредиторами». То же издание рассказывает, что произошло с этим бизнесом дальше:
«В 2014 году Сократ Стилиди принимает решение продать компанию. Из-за кризиса предприятие стало приносить меньше прибыли, и в 2013 году впервые с момента создания оставив владельцев вместо многомиллионной прибыли с убытками в размере 4,6 млн рублей. Да и стоимость компании, по данным портала СБИС, упала с 117 млн рублей в 2009 году до 29,8 млн в 2014-м. Хотя, говорят, что искать покупателя на предприятие Сократ Стилиди начал еще с 2008 года, но лишь в 2014 году нанятому им посреднику, удалось найти компанию, согласившуюся купить завод. По странному стечению обстоятельств посредник, организовавший продажу «Теледиск-холдинга» по завышенной цене, умер через четыре месяца после заключения сделки. Позже новые владельцы скажут, что приобрели компанию по завышенной в два раза цене. Правда, по некоторым экспертным оценкам можно предположить, что тут они вновь обманываются. 183 с лишним миллиона рублей – изначально оговоренная продавцом и покупателем сумма – это где-то в шесть раз больше оценочной стоимости холдинга. Хотя в судах звучала и иная, гораздо большая, оценка».
История с судами вообще любопытна тем, что буквально перед продажей компании Сократ Стилиди выкупил солидную долю своего кузена (30% акций) всего за три тысячи рублей. Потом Василий Стилиди, правда, пытался доказать, что эта сделка ничтожна, что брат обещал ему выплатить «в конверте» 39 млн, но обманул, однако суд предсказуемо встал на сторону бывшего прокурора.
«Тем не менее, – отмечает The Moscow Post, – решение арбитража по спору братьев интересно тем, что здесь среди прочего названа и официальная сумма, за которую Сократ Стилиди будто бы продал 100% "Теледиск-Холдинг", указав в договоре купли-продажи всего 133 350 000 руб. 00 коп. При том, что на текущий момент, как утверждают покупатели и их адвокаты он уже получил за "Теледиск-холдинг" почти 174 из 183 оговоренных миллионов рублей, похоже, скрыв довольно значительную часть полученных денег от налогообложения…
Человек, который собственному брату заплатил три тысячи рублей за долю в заводе, за которую сам получил уже около 60 млн рублей, с которых почти не заплатил налогов, наверное, должен быть очень... экономным». Наверное. Во всяком случае, когда в 2002 году во время визита в Сухуми Ставро Стилиди похитили неизвестные, «Военно-промышленный курьер» писал, что за его освобождение «пришлось выложить бандитам сотни тысяч "зеленых". Откуда они взялись в нищей стране? Из личных сбережений? Вряд ли. Можно только догадываться, куда деваются деньги абхазских налогоплательщиков и кредиты, выделенные московскими банкирами бывшим руководителям исполнительной власти республики».
Естественно, сын бывшего прокурора не мог не перенять отцовского отношения к деньгами и людям.
Учитель Ивана Стилиди академик Михаил Давыдов говорил в интервью, что «как специалист Иван неплохой, мой ученик, хорошо обученный хирург, но по другим качествам хромает на обе ноги. Он немножко сибарит, есть в нем нарциссизм... По человеческим качествам, как оказалось, провал полный».
Оказалось, Стилиди-младший не постеснялся в обход всех регламентов занять мест о своего учителя во главе НМИЦ онкологии им. Н. Н. Блохина Минздрава России, хотя до этого был даже не замдиректора, а рядовым заведующим отделения, перепрыгнув своим назначением через головы более достойных кандидатов.
«Однажды он, – дополняет портрет карьериста The Moscow Post, – не поленился и, бросив всех больных, сам приезжал за очередным траншем. Это, как раз, был последний транш в рамках длящихся несколько лет расчетов между сторонами, когда 60 млн рублей по просьбе Сократа Стилиди, вновь экономившего на налогах, были переданы покупателю векселями "Сбербанка". После этого до окончательного расчета по оговоренной сумме в 183 млн рублей покупатель и остался должен Стилиди еще 9,6 миллионов, вместо которых ему в соответствии с подписанным соглашением было предложено вернуть проценты в уставном капитале ООО "Теледиск-холдинг". Стилиди отказался, нарушив соглашение. И хотя дальше эта история должна была бы перейти в ведение арбитражного суда, она после долгих мытарств по кабинетам следователей вдруг становится уголовным делом».
Издание отмечает, что теперь бизнесом семьи Стилиди займутся уже не рядовые следователи, а министр МВД Колокольцев, генпрокурор Чайка и бизнес-омбудсмен Титов, которым ушли соответствующие депутатские запросы. Остается только надеяться, что на запросы будет дан полноценный ответ, ведь прокуроры, как известно, тоже бывшими не бывают. Даже те, цена которым – всего три тысячи рублей.
Вместе

Каждый из нас делает свой выбор.

Среди комментариев по поводу моего репоста не свежей публикации "Семья главврача онкоцентра Ивана Стилиди вновь привлекла внимание Генпрокуратуры и МВД" был один очень здравый:
"...Дмитрий Зубков: ...Статья не про Ивана Сократовича. ...Его выбор был в другом: для репутации честного человека достаточно было не участвовать в делах отца, для репутации "некарьериста" достаточно было "случайно не попасть" на пост руководителя РОНЦ. Сделать это было несложно - при огромном количестве претендентов, алчущих кресла.
Но каждый из нас делает свой выбор..."
Во-первых, наш старый друг Олег Ефимов, эндоскопист в отделении профессора Бориса Константиновича Поддубного, говАривал: "Быть хорошим человеком - это ещё не повод ..."
ИМХО, для полной реализации хирургу достаточно стать заведующим отделения ... всё остальное - директорство, академические звания, ордена из рук президента страны - просто способ к обогащению и пупизма (ковыряние собственного пупка перед зеркалом)...
Сегодня я узнал, что мой ангел-хранитель и друг associate-professor Андрю Маховский ушел на пенсию - "зарыл свой томагаук в землю" - в 79 лет... Я ему послал поздравление: Андрю, ты ушёл от операционного стола именно в том возрасте, в котором это сделал и я!
Никогда не забуду слов профессора из Кейптауна Дэвида Дента: "Хирург не уходит на пенсию до тех пор, пока кого-нибудь не убьёт!"
И последнее: Никогда не издевайся над ошибками другого хирурга - Бог всё видит!
ГЛАВА ИЗ МОЕЙ КНИГИ
Привычка директора ВОНЦ АМН СССР топтать профессора Пирогова
перенеслась и на меня — «человечка Пирогова». Следует отметить огромное
отставание СССР как в развитии материально-технической хирургической базы,
так и в подготовке хирургов — только отдельные клинические центры страны
имели более-менее приличное современное оборудование, а единицы
блистательных отечественных хирургов не могли улучшить плачевное
положение хирургической службы в целом по стране.
При строительстве Онкологического научного центра Блохин уделял большое
внимание исследованиям нехирургических методов лечения рака —
химиотерапии и лучевой терапии. Такая однобокость привела к отставанию
Центра по сложной хирургии рака. Сам Блохин считал себя большим хирургом и
нетерпимо относился ко всем, кто пытался освоить области хирургии, в которых
академик не успел блеснуть. Было не совсем приятно наблюдать разносы,
устраиваемые Блохиным, например, доктору Итину — единственному хирургу
Центра, выполнявшему сложнейшие операции по поводу рака поджелудочной
железы.
У меня были основания считать Блохина довольно неважным хирургом — я
изучал архивы Центра и протоколы аутопсий умерших после операций, в том
числе и после операций звёздного академика.
Каждый хирург в глубинах своей души хранит в мельчайших подробностях все
свои неудачи — успехи запоминаются лишь в общих чертах. Часто помним мы и
имена загубленных нами пациентов… Больной Паткин поступил в наше
отделение по поводу рака пищевода небольшой протяжённости. В соответствии
с условиями проведения исследования он попал в группу чисто хирургического
лечения, и я включил его в список операций в один из дней.
469
На утренних конференциях Блохин пробегал глазами длинный список
запланированных операций и выдёргивал хирургов доложить того или иного
больного. Понятно, что особой чести удостаивались хирурги, поставившие в
список сложные операции.
Больному Паткину планировалось удаление поражённого опухолью пищевода и
замещение его длинным (32 см) трубчатым стеблем, выкраиваемым из большой
кривизны желудка. Такие операции выполняли в три этапа — сначала
оперировали на животе для подготовки желудка к замещению пищевода, потом
открывали грудную клетку для удаления поражённого опухолью пищевода и
помещения в его ложе желудка, а завершали хирургическое вмешательство на
шее — для соединения остатков пищевода с желудком; на всё про всё уходило
до 6 часов.
Блохин выдернул меня на трибуну:
— А почему не лучевое лечение?
— Н.Н., на сегодня в мире ещё никто не доказал, что лучевой метод лучше
хирургического. Мы проводим запланированное исследование по сравнению
всех трёх методов — лучевого, хирургического и комбинированного лучевого-и-
хирургического. Больной был рандомизирован в группу чисто хирургического
лечения.
После нескольких выпадов Блохин заключил:
— Ну, ладно — завтра доложите.
У меня в ассистентах был нынешний директор Онкологического Центра России,
академик всех академий страны, профессор Михаил Иванович Давыдов,
который тогда для нас был просто Миша, а для всех обожавших его женщин
Центра ещё проще — «Михасик».
Операция эта была у меня достаточно отработана, и всё шло довольно гладко.
Однако в хирургии не бывает «простых» операций, бывают «сложные»
осложнения. На заключительном этапе операции мне захотелось дополнительно
укрыть 64-сантиметровую линию механических швов на желудочном стебле
кусочками сальника…
Лучшее — враг хорошего! Я проколол внутриорганную артериальную ветвь — в
стенке стебля быстро развилась гематома, потом посинел и сам стебель. В
результате замещение удалённого пищевода не состоялось — операция была
завершена с выведением остатков пищевода на шее и питательной дыркой в
желудок на животе; теперь восстанавливать пищевод у больного можно было
только толстой кишкой примерно через полгода.
На следующий день Блохина при входе в Центр уже поджидали его
прихлебатели с сообщением об осложнении у «человека Пирогова».
На конференциях Центра председательствовали три человека — три
«Николаича»: сам глава нижегородской медицинской мафии Николай
Николаевич Блохин, нижегородец Николай Николаевич Трапезников и
костромчанин Вадим Николаевич Герасименко (безвредный выпивоха — сын
470
известного в прошлом профессора, про которого острый на язык Михасик
говорил: «Природа отдыхает на детях»). По команде Блохина: «Ату его!» —
любого проштрафившегося хирурга начинали есть поедом три Николаича и все,
кому не лень, из зала. «Герою» такой конференции сочувствовали: «А, у тебя
сегодня сексуальный день?» Отбиваться было бесполезно и даже неприлично,
полагалось только «крякать» от удовольствия. По этому поводу молодые
сотрудники говаривали: «На такие конференции нужно идти не с тремя мудрыми
головами, а с тремя жопами — быстрее отделаешься».*
-------------------
*Заимствовано из похабного анекдота про четырёх … э-э-э — содомистов и
Змея Горынча, трёхголового героя русских сказок, который заканчивается
словами: «Прилетел бы не с тремя головами, а с тремя жопами, быстрее бы
отделался!»
Понятно, что хирурга, допустившего осложнение, не следует гладить по головке.
Однако в тот день Блохин, в общем-то, личность, несомненно, выдающаяся,
повёл себя не очень прилично:
— Нужно применять пластику пищевода толстой кишкой!
— Н.Н., у меня нет большого опыта этого способа пластики…
— Выходите больного, пригласите меня — я вам покажу! — декларативно
заявил звёздный академик.
Никто в зале не знал, что из 12 больных, которым Блохин давным-давно сделал
пластику пищевода толстой кишкой, умерли 9 больных — 75% смертности!
Понятно, что мне пришлось отменить свою поездку с докладом на какую-то
конференцию — в кои-то веки мне выпала такая участь — и заняться
выхаживанием больного.
Паткина я выходил и в один из дней пошёл к Блохину:
— Н.Н., больной готов к операции...
— Хорошо, вносите его в операционный список на завтра, — отреагировал
старец.
Ассистировали Блохину мы с Давыдовым. Бог наказал академика за его манеру
измываться над хирургами. На колупание старика с толстой кишкой было жалко
смотреть. В результате планируемый для замещения пищевода сегмент толстой
кишки приобрел такой же синий цвет, в который несколько недель назад был
окрашен сотворённый мной желудочный стебель…
Я бросил академику спасательный круг для почётного выхода из дерьмового
положения:
— Н.Н., давайте мы закроем живот — кровоснабжение в кишке улучшится за
счёт развития коллатералей. А потом мы больного опять возьмём на операцию.
Меня горячо поддержал Михаил Давыдов, академик принял спасательную
палочку-выручалочку, сказал нам, чтобы мы закрывали живот, и ушёл.
471
Больше мы не напоминали академику про этого больного. Больной Паткин не
дожил до третьей операции — у него очень быстро появились обширные
метастазы на шее, он умер жестокой смертью…

Detaly.co.il: Первая синагога «Большого яблока»

291 год назад, 8 апреля 1730, в Нью-Йорке открылась первая синагога. По этому случаю на улице Миллс-стрит в нижнем Манхэттене собрались члены еврейской общины «Шеарит Исраэль» – первой еврейской общины на североамериканском континенте. Ее основание датируется 1654 годом, когда 23 еврея прибыли в Нью-Йорк – тогда еще Новый Амстердам – из Бразилии.

AP Photo/Frank Franklin II
Это были потомки испанских и португальских евреев, бежавших от инквизиции в Голландию. В 1630 году в ходе колониальных войн голландцы отбили у португальцев часть атлантического побережья в Южной Америке и основали там свою колонию. В Голландскую Бразилию из-за океана сразу же потянулись искатели счастья, в том числе и евреи. Но в 1654 году португальцы вернули Пернамбуку под свой контроль, и евреи сразу же почувствовали себя неуютно. Зафрахтовав небольшой парусник «Санта Катарина», они отправились в голландскую колонию в Северной Америке – Новый Амстердам. Так возникла первая еврейская община Нью-Йорка и всей Северной Америки.

Collapse )