April 3rd, 2021

Вместе

Анна Китаева: Главы из папиной книги. 1


3 years ago
Из серии "Мальчик, иди в жопу!"
Нереальная красавица в кадре - это я.
Ален Делон рядом - это мой папа.
Место действия - Нигер.
Семидесятые.
Про собаку кусок из папиной книжки:
"Если воздух Дакара запомнился мне жарким - липким - гниловатым, то воздух Ниамея был сухим и пугающе жарким — плюс 46 градусов по Цельсию в тени!!! В машине было невозможно открыть окно — рот моментально пересыхал, и наступало удушье.
Мне отвели квартиру, где окна не имели стёкол — только жалюзи. От предыдущего доктора мне досталась собака по кличке Бим — волк, уменьшенный в два раза. Жуткий расист — прыгал на черных до уровня глотки, но только пугал — никогда никого не укусил. Идеальная собака. Мы ходили с ним пешком по берегу Нигера, переправлялись на другой берег на лодке и возвращались по мосту. Лодочник всегда дрожал от страха:
— Месье, если ваша собака меня укусит, я тот же час умру.


Рындин В.Д.

Я ОБРЁЛ БОГА В АФРИКЕ:письма русского буш-хирурга.

2012.-565 c. - ISBN 978-5-4253-0267-0

Вот ссылка БЕСПЛАТНОГО скачивания книги на платформе Литрес:

https://www.litres.ru/vyacheslav-dmitrievich/ya-obrel-boga-v-afrike-pisma-russkogo-bush-hirurga/


Книга доступна в приложении Литрес с телефона в том числе.

ЕСЛИ ВАМ УДАЛОСЬ СКАЧАТЬ КНИГУ, СООБЩИТЕ МНЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ОБ ЭТОМ!
СПАСИБО…

Вместе

Вместе Анна Китаева: Главы из папиной книги. 2

Отрывок из папиной книжки, посвященный Москве. Место действия - королевство Свазиленд. А папина книжка в бумажном исполнении стоит у меня на полке рядом Джеральдом Даррелом 🙂
"Где-то в конце сухого сезона 1996 (июль?) мне позвонил Роджер Мпапане (Roger Mpapane) и пригласил меня в Sharp Memorial Church , что находится на территории миссионерской станции в 20 метрах от госпиталя, для короткого выступления перед прихожанами: рассказать о Москве.
Весь иностранный персонал госпиталя посещал другой приход той же церкви, где службу на английском языке вёл ЮАРовский пастор по фамилии Поп. Понятно, что я очень удивился оказанной мне чести выступить перед прихожанами старейшего храма города Манзини, где служба шла на си-свати - языке жителей королевства. Я спрашивал себя: "Почему не другой русский доктор Игорь Петров, который постоянно искал такого рода активность...?".
Однако, будучи заинтригованным, я выразил Роджеру своё согласие.
Позже выяснилось, что Nazaren Church открыла свою миссию в Москве. Ну и руководство нашей миссии решило отметить это событие с привлечением русского доктора из Москвы.
В тёмном костюме и при галстуке я сидел среди подобным образом разодетых свази. Нас, белых, в храме было двое. Первым был доктор Хаинд - сын основателя миссии английского доктора Самуэля Хаинда.
Хаинд-младший родился в Свазиленде и прекрасно говорил на си-свати.
В положенное время меня пригласили на ... понятие не имею о том, как называется в протестантской церкви место, с которого выступает пастор. Наверное кафедра. Рядом со мной стоял Роджер - он должен был переводить мою речь с английского на си-свати.
В храм через боковые двери стали с пением входить чёрные девочки и мальчики, несущие плакатики с надписями "MOSCOW", "RUSSIA".
Дети пели:
- Moscow! O, beautiful, beautiful city of Russia...
Когда я разобрал слова, я растрогался и у меня на глазах навернулись слёзы. Нужно было сказать что-то очень краткое, но важное. Напрягайся же, Рындин!!!
Первую фразу я произнёс по-русски:
- Я приветствую вас именем Иисуса Христа!
После нескольких секунда паузы я повторил приветствие по-английски. Роджер тут же перевёл мои слова на си-свати.
Далее я продолжал по-английски, как уж смог:
- Я никогда не думал, что однажды буду удостоен такой чести - приглашения в храм прекрасного горного королевства на юге Африки для рассказа о моей Родине - о России, о Москве...
Благодарю вас за оказанную мне честь быть первым русским в этом храме и произнести для публики первые русские слова под его сводами!
Москва - древний город на семи холмах - не только столица огромной страны, не только пристанище 10 миллионов жителей. Москва - большой культурный центр с многими десятками колледжей и университетов, где получали высшее образование многие молодые люди из стран всего мира, большое число африканских студентов, в том числе и из Свазиленда. Один из них мой друг Фелижве Дламини, который помимо университетского диплома привёз домой русскую жену.
История России - это не только тяжёлый и кровавый двадцатый век. Совсем недавно мы праздновали 1000-летие торжества Христианства в России.
Ещё в прошлом веке Москва была известна в Западной Европе как город 400 церквей.
Перед приходом к вам я вспомнил, что на одной из икон Русской Православной Церкви я как- то видел, что голова Господа-Отца увенчана короной с драгоценными камнями. Я подумал, что один из алмазов в этой короне - ваша прекрасная страна, королевство Свазиленд!
Теперь вот и вы можете представить, что среди других драгоценных камней короны Господа нашего - моя Россия!"


Рындин В.Д.

Я ОБРЁЛ БОГА В АФРИКЕ:письма русского буш-хирурга.

2012.-565 c. - ISBN 978-5-4253-0267-0

Вот ссылка БЕСПЛАТНОГО скачивания книги на платформе Литрес:

https://www.litres.ru/vyacheslav-dmitrievich/ya-obrel-boga-v-afrike-pisma-russkogo-bush-hirurga/

Книга доступна в приложении Литрес с телефона в том числе.

ЕСЛИ ВАМ УДАЛОСЬ СКАЧАТЬ КНИГУ, СООБЩИТЕ МНЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ОБ ЭТОМ!

СПАСИБО…

Вместе

Анна Китаева: Главы из папиной книги. 3


Без малого 30 лет назад папа уехал из России в Анголу по контракту с Союзмедзагранпоставкой. Союз развалился. Деньги платить перестали. Папа отправился без денег и международной врачебной сертификации в свободное путешествие по Африке: католическая миссия посреди воюющей Анголы, Намибия, Свазиленд, ЮАР. Почему у него получилось? В своей книжке он рассказывает много истории людей, у которых не получилось. Им пришлось вернуться, несмотря на проданные на родине квартиры и сожженные мосты. Читаю его записки и думаю: почему получилось? Он сравнивает сам себя то с доктором Швейцером, то с доктором Айболитом, то с капитаном Врунгелем. Сравнивает – неточное слово. Скорее он вдохновляется их примером. Я бы еще добавила Джеральда Дарелла и Антона Чехова. Главная мотивация – идеалистическая, а не прагматическая. А я еду за туманом. И тогда все получается, на всех уровнях. Пап, равнение на тебя!
"...В период мой подготовки к отправке на восстановление госпиталя падре Мануэля Гарсия я мысленно рисовал себе картины, в которых захлёбывался от предвкушения радости наблюдения патологии, про которую я только читал у Дэвида Кристофера «Спутник хирурга в Африке» и у Альберта Швейцера в его «Письма из Ламбарене». Мне хотелось видеть себя именно доктором Альбертом Швейцером или доктором Айболитом, на худой конец..."



Рындин В.Д.

Я ОБРЁЛ БОГА В АФРИКЕ:письма русского буш-хирурга.

2012.-565 c. - ISBN 978-5-4253-0267-0

Вот ссылка БЕСПЛАТНОГО скачивания книги на платформе Литрес:

https://www.litres.ru/vyacheslav-dmitrievich/ya-obrel-boga-v-afrike-pisma-russkogo-bush-hirurga/

Книга доступна в приложении Литрес с телефона в том числе.

ЕСЛИ ВАМ УДАЛОСЬ СКАЧАТЬ КНИГУ, СООБЩИТЕ МНЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ОБ ЭТОМ!

СПАСИБО…

Вместе

Анна Китаева: Главы из папиной книги. 4



Первый медицинский сериал, который я смотрела, был «Скорая помощь». Там еще Джордж Клуни засветился впервые. Сразу было понятно, какой это выдающийся жанр. Отношения между врачами, между пациентами, между врачами и пациентами. И драма, и трагедия, и комедия. Явственная близость смерти укрупняет бытовую жизнь. Юмор ставит под сомнение всевластие смерти. Место действия – приемное отделение. Концентрация всего сразу. Всех оттенков человеческих отношений.
Наверное у каждого врача есть истории, которые могли бы стать сценарием серии в медицинском сериале. Лучшие серии написаны явно на основе таких историй. Просто из головы ни один сценарист бы не осилил. Дальше одна из врачебных историй, записанная моим папой.
"У африканцев в ЮАР имеются фамилии и два имени, одно из которых христианское (европейское), а другое африканское. Мальчика звали Нхланга Элтон Малаудзе.
— Н-да-а-а, Славиту... — начал свой очередной рассказ анестезиолог Майк Ратохва после того, как полностью настроил свою анестезиологическую машину для нашей операции у пятилетнего ребёнка, — Дети необычайно приспособляемы к любым условиям жизни — даже самым убогим
Мы с Тхлелане начали операцию под успокаивающую болтовню Майкла.
— За время моего четырехлетнего обучения в резидентуре по анестезиологии я провёл более полугода в отделении реанимации… Я никогда не забуду удивительного мальчишку лет тринадцати с синдромом Guillain–Barre syndrome*.
-----------
*Guillain–Barre (ghee-yan bah-ray) syndrome — синдром Guillain–Barre — аутоиммунное заболевание периферической нервной системы. Начинается со слабости, звона в ушах, онемения ног. В дальнейшем слабость и онемение распространяются на руки и верхнюю часть тела. Эти симптомы могут интенсивно нарастать до почти полного паралича. В этих случаях развивается угрожающее жизни состояние, и больной нуждается в неотложной медицинской помощи. Часто необходима искусственная вентиляция лёгких.
— Парень — звали его Элтон Малаудзе — лежал у нас в реанимации на аппарате искусственной вентиляции лёгких три месяца. Ты представляешь, Слава, что значит для пацана такого возраста три месяца лежать неподвижно и видеть только кусок потолка и одни и те же лица медицинских сестёр и врачей, — это украденный огромный кусок жизни.
Мальчишка компенсировал недостаток зрительных раздражителей обострённым слуховым восприятием звуков, которыми было с избытком заполнено отделение реанимации: помимо постоянного обмена персонала отделения непонятными медицинскими терминами, в мозг ребенка врывалась и «взрослая» болтовня сестёр («У меня новый парень — я так вкусненько вечера потрахалась!»)…
Элтон тщательно вслушивался в доклады врачей и медсестёр при передаче дежурств:
— Это больной с синдромом Guillain–Barre… У него сегодня… то-то, то-то и то-то…
Однажды во время еженедельного обхода профессора молодой врач от волнения перепутал больных и представил профессору пациента на соседней с парнишкой койке:
— Это больной с синдромом Guillain–Barre…
К этому времени Элтон уже мог немного разговаривать, зажимая пальцем трахеостомическую трубку. Он пришёл в негодование, стал стучать кружкой по столу, бить себя в груди и шипеть:
— Профессор, это не он… Это — я, я — Guillain–Barre syndrome!
Большую часть суток в отделении реанимации слышны только вдохи-выдохи аппаратов искусственной вентиляции лёгких и всевозможные бипы-пипы и звонки электронной техники для наблюдения за состоянием больных. Некоторые сигналы вызывали панику среди обслуживающего медицинского персонала отделения:
— Давление падает… Остановка сердца… Интубация! Дефибриллятор!
Однажды медсёстры скучились попить чаю в своём закутке и за болтовнёй не расслышали тревожного сигнала монитора, но они обратили внимание на необычный для реанимационного отделения грохот бросаемой на пол Элтоном посуды.
— В чём дело, Малаудзе?
— Остановка сердца! Остановка сердца!! Остановка сердца!!!"




Рындин В.Д.

Я ОБРЁЛ БОГА В АФРИКЕ:письма русского буш-хирурга.

2012.-565 c. - ISBN 978-5-4253-0267-0

Вот ссылка БЕСПЛАТНОГО скачивания книги на платформе Литрес:

https://www.litres.ru/vyacheslav-dmitrievich/ya-obrel-boga-v-afrike-pisma-russkogo-bush-hirurga/

Книга доступна в приложении Литрес с телефона в том числе.

ЕСЛИ ВАМ УДАЛОСЬ СКАЧАТЬ КНИГУ, СООБЩИТЕ МНЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ОБ ЭТОМ!

СПАСИБО…

Вместе

Анна Китаева: Главы из папиной книги. 5




Катались мы с папой по африканским дорогам в прошлом месяце и болтали. Болтать было не только удовольствием, но и необходимостью. В какой-то момент мы заблудились, отстали от графика и часа четыре принуждены были ехать в темноте. (Вероятность заснуть и слететь с дороги была высока). Я спросила, знает ли он, почему он совершал в жизни тот или иной выбор. Он сказал, что у него не было жизненного плана на десятки лет вперёд, но если им овладевала идея, он всегда доводил дело до конца.
Вера в свою интуицию. Как раз недавно читала книжку Луизы Бурбо. Она называет это верой в Бога в себе. Верой, что ты – Бог.
Поверишь, что ты- Бог, поверишь и что вон тот муравей - Бог, и вот та дырка в асфальте – Бог.
Прочитала тот кусок папиной книжки, что ниже, и поняла о чем тоскуют те его читатели, которые читали не причёсанный ещё редакторами вариант его книги. Им нравился не литературная обработка, а когда дышали «почва и судьба».
« 4августа 2005 года.
— Док, я вчера вечером госпитализировал больную с рвотой кровью… Сейчас у неё гемоглобин упал с 11 g/dL до 8 g/dL.
Через 15 минут я уже был около больной. По окраске её лица можно было предположить, что у неё гемоглобин много ниже 8 g/dL.
Dr. Gibango оказался на высоте — он согласился со мной во всём. Он остался колдовать над приготовлением больной к операции, а я отправился говорить с родственниками о необходимости рискованной операции.
Родственники отнеслись к ситуации с пониманием:
— Мы вам верим, доктор.
Вот он — соблазн поиграть в вершителя судьбы, в Бога.
Dr. Maintjies с радостью принял предложение помочь мне во время операции.
...Быстро открываю брюшную полость, а потом, не теряя времени, — переднюю стенку желудочно-дуоденального перехода. ...Полный желудок крови, но сгустков практически нет — это плохо. Просунул палец в отверстие Winslow — это помогает чуток подать заднюю стенку двенадцатиперстной кишки в рану.
Отсасывать кровь нет времени — давление у больной с начала операции не выше 80 мм рт.ст., поэтому я просто забиваю салфетку в желудок. Вот она, язва, а в дне её сосуд — кровь тонкой струёй бьет мне в лицо и попадает поверх очков в глаз…
— Чёрт, — успеваю подумать — белая тётка вряд ли больна СПИДом...
— Сестра, снимите мне, пожалуйста, очки и протрите левый глаз.
Зажимаю кровоточащий сосуд между большим и средним пальцами левой руки.
— Сестра, вайкрил один на круглой игле, плиииззз...
(...). Тремя 8-образными швами прошиваю сосуд (при всей моей осторожности один шов всё-таки прорезался со стороны желудка — пришлось шить повторно), закрываю язву.
— Кровотечение остановлено! — докладываю я анестезиологу.
— Давление выше 100... — отвечает Dr. Gibango.
Совпадение или результат моего ушивания сосуда?
Расширяю разрез на двенадцатиперстной кишке — он получается С-образным.
— Dr. Gibango и Dr. Maintjies, опорожняйте желудок с обеих сторон, пожалуйста. Сгустков нет — это плохо. Сестра, пожалуйста, ещё тот же номер вайкрила.
Мои многочисленные «пожалуйста» не от моего аристократического образования в бандитском селе Кожухово города Москвы. Просто здесь так принято, и если вы не будете это «please — пожалуйста» без конца повторять, то нарвётесь на замечание медсестры. Я нарывался — и не один раз. Пусть никто из русских этого не испытывает.
Шью заднюю стенку гастродуоденоанастомоза.
— Подайте ещё вперёд назогастральный зонд, Dr. Gibango .. О, спасибо, достаточно… — я проталкиваю конец зонда как можно глубже в двенадцатиперстную кишку...
— У неё альбумин, наверняка, очень низкий — нам бы любыми путями предотвратить давление в области анастомоза, — пытаюсь теоретизировать я.
— Теперь вайкрил 2-0, сестра... — зашиваю переднюю стенку анастомоза однорядным швом, но сверху прикрепляю кусок сальника на ножке — этот трюк, который сейчас даже в России называют модным словом gimmick, уже для самоуспокоения.
— Нам нужно минут 15 для стволовой ваготомии, Dr. Gibango . Вы нам даёте их?
Конституция у Mev Nel хорошая для выхода на интраабдоминальный сегмент пищевода при одном ассистенте без крючков Сигала.
— Сестра, пожалуйста, пошлите оба этих кусочка блуждающих нервов на гистологию — иначе больная на меня в суд подаст... А медицинская страховка не доплатит мне за операцию...
— PDS one, sister, plea-ea-ea-zzzz! Закрываем брюшную полость...
Таааак… Непрерывным швом шью через все подкожные слои брюшной стенки.
— Skin clips, — кожные скрепки, пожалуйста.
— Спасибо, Dr. Maintjies. Я вам сообщу код операции. Но если хотите, я могу включить вас в свой счёт страховой компании. Пожалуйста, не забудьте выслать мне факсом GP referral number — ваш номер направления больной ко мне, иначе страховая компания не заплатит мне за мои предоперационные заботы о ней.
Я закрываю рану элегантной наклеечкой «Prima por» и принимаюсь за освобождение больной от операционного белья, всяких проводов и трубок. Потом завожу кровать в операционную и перекладываю на неё со стола больную с помощью Dr Gibango and Dr. Maintjies и чёрных медсестёр. Этих моментов настоящей частной медицины не понять российским «хирургам-от-Бога» — они больше приучены перекладывать банковские знаки из одного кармана в другой.
Я делаю очень короткую запись об операции в истории болезни — дополняю её рисунком (сёстры рассматривают моё творение с интересом — местные хирурги этого не делают). Дневник в истории болезни частного госпиталя пишется под копирку (собственно чёрной копирки там нет, просто склеенные два листка бумаги, из которых первый работает и как копирка) в двух экземплярах. Первый экземпляр я забираю себе для истории болезни, которая хранится у меня в офисе.
Я предполагал, что послеоперационный период у Mev Nel ожет преподнести мне всякие чудеса, но то, что случилось, не очень-то мне представлялось.
В отделении интенсивной терапии под искусственной вентиляцией лёгких курильщица моя была 24 часа с хорошей стабильной гемодинамикой и мочи выделяла по 100–120 мл в час. В 2:00 утра мне звонит сестра из отделения интенсивной терапии (один больной — одна сестра!):
— Доктор, у больной пульс 168... Давление снизилось до 100...
Я к тому времени уже был в провинциальном госпитале — зашивал очередной простреленный живот, потому довольно быстро пришёл в ICU.
Смотрю с тупым внешним и внутренним видом на чудо-монитор и все самые последние анализы. Придраться не к чему... И тут моя рука сама собой потянулась к лицу моей страдалицы, пальцы легли на её закрытые глазки — и вот я уже давлю на глазные яблоки... Смотрю на монитор... Пульс 158... 152... 143...134.. 122...110.. 104... АД поднимается до 128/64...
— А если я сейчас уберу руку, затрепещет ли сердце по-заячьи опять? — размышляю сам с собой.
Убираю руку... Пять минут — сердце работает нормально... десять — всё спокойно...
Наблюдающая за моими действиями чёрная медсестра раскрыла широко свои чернющие глаза и губастый рот:
— Доктор, что Вы с ней сделали???
— Библию читаете? — Христос лечил прикладыванием рук своих... Моё искусство тоже от Бога!
Прошло уже пять часов — никто из отделения интенсивной терапии мне не звонил…
Скажу честно, про этот вагальный рефлекс я знаю из книжек и лекций, но никогда в жизни им не пользовался. Вот, первый раз... и такой успех на такой сложной больной — стойкий эффект!»


Рындин В.Д.

Я ОБРЁЛ БОГА В АФРИКЕ:письма русского буш-хирурга.

2012.-565 c. - ISBN 978-5-4253-0267-0

Вот ссылка БЕСПЛАТНОГО скачивания книги на платформе Литрес:

https://www.litres.ru/vyacheslav-dmitrievich/ya-obrel-boga-v-afrike-pisma-russkogo-bush-hirurga/

Книга доступна в приложении Литрес с телефона в том числе.

ЕСЛИ ВАМ УДАЛОСЬ СКАЧАТЬ КНИГУ, СООБЩИТЕ МНЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ОБ ЭТОМ!

СПАСИБО…

Вместе

Анна Китаева: Главы из папиной книги. 6


Любопытно. По ссылке комментом - чудесная старушка, 90 лет, практикующий хирург. А вот папа пишет, что слишком старый хирург - это не айс.
“…Старейшему в мире практикующему хирургу из Санкт-Петербурга исполнился 101 год.
Старейший в мире практикующий хирург, академик РАМН петербуржец Федор Григорьевич Углов в среду отмечает свой 101-й день рождения, сообщает «Интерфакс». Врач с 76-летним стажем до сих пор возглавляет кафедру госпитальной хирургии Петербургского государственного медицинского университета имени академика И.П. Павлова.
Совсем офигели… Парад полуживых Брежнева-Черненко. Деду не могут
организовать приличную ПЕРСОНАЛЬНУЮ пенсию для его сносного
существования, вот и держат на ставке заведующего кафедрой. Эта политика уходит корнями в недалёкое прошлое, когда заведующие научными кафедрами зубами намертво держались за свои должности до последнего издыхания. А всё по простой причине — на их даже высшего разряда пенсию было невозможно поддерживать привычный им жизненный стандарт. Вот и страдала наука от этих незаменимых пердунов”.
Кто прав? С одной стороны рука тверже у молодого хирурга. А с другой стороны с возрастом приходят такие интуитивные знания, которые никогда бы тебе не открылись в менее зрелом возрасте. По разному видимо бывает 🙂
#запискиайболита

Рындин В.Д.

Я ОБРЁЛ БОГА В АФРИКЕ:письма русского буш-хирурга.

2012.-565 c. - ISBN 978-5-4253-0267-0

Вот ссылка БЕСПЛАТНОГО скачивания книги на платформе Литрес:

https://www.litres.ru/vyacheslav-dmitrievich/ya-obrel-boga-v-afrike-pisma-russkogo-bush-hirurga/

Книга доступна в приложении Литрес с телефона в том числе.

ЕСЛИ ВАМ УДАЛОСЬ СКАЧАТЬ КНИГУ, СООБЩИТЕ МНЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ОБ ЭТОМ!

СПАСИБО…

Вместе

Анна Китаева: Главы из папиной книги. 7


Катались мы с папой по африканским дорогам в прошлом месяце и болтали. Болтать было не только удовольствием, но и необходимостью. В какой-то момент мы заблудились, отстали от графика и часа четыре принуждены были ехать в темноте. (Вероятность заснуть и слететь с дороги была высока). Я спросила, знает ли он, почему он совершал в жизни тот или иной выбор. Он сказал, что у него не было жизненного плана на десятки лет вперёд, но если им овладевала идея, он всегда доводил дело до конца.
Вера в свою интуицию. Как раз недавно читала книжку Луизы Бурбо. Она называет это верой в Бога в себе. Верой, что ты – Бог.
Поверишь, что ты- Бог, поверишь и что вон тот муравей - Бог, и вот та дырка в асфальте – Бог.
Прочитала тот кусок папиной книжки, что ниже, и поняла о чем тоскуют те его читатели, которые читали не причёсанный ещё редакторами вариант его книги. Им нравился не литературная обработка, а когда дышали «почва и судьба».
« 4августа 2005 года.
— Док, я вчера вечером госпитализировал больную с рвотой кровью… Сейчас у неё гемоглобин упал с 11 g/dL до 8 g/dL.
Через 15 минут я уже был около больной. По окраске её лица можно было предположить, что у неё гемоглобин много ниже 8 g/dL.
Dr. Gibango оказался на высоте — он согласился со мной во всём. Он остался колдовать над приготовлением больной к операции, а я отправился говорить с родственниками о необходимости рискованной операции.
Родственники отнеслись к ситуации с пониманием:
— Мы вам верим, доктор.
Вот он — соблазн поиграть в вершителя судьбы, в Бога.
Dr. Maintjies с радостью принял предложение помочь мне во время операции.
...Быстро открываю брюшную полость, а потом, не теряя времени, — переднюю стенку желудочно-дуоденального перехода. ...Полный желудок крови, но сгустков практически нет — это плохо. Просунул палец в отверстие Winslow — это помогает чуток подать заднюю стенку двенадцатиперстной кишки в рану.
Отсасывать кровь нет времени — давление у больной с начала операции не выше 80 мм рт.ст., поэтому я просто забиваю салфетку в желудок. Вот она, язва, а в дне её сосуд — кровь тонкой струёй бьет мне в лицо и попадает поверх очков в глаз…
— Чёрт, — успеваю подумать — белая тётка вряд ли больна СПИДом...
— Сестра, снимите мне, пожалуйста, очки и протрите левый глаз.
Зажимаю кровоточащий сосуд между большим и средним пальцами левой руки.
— Сестра, вайкрил один на круглой игле, плиииззз...
(...). Тремя 8-образными швами прошиваю сосуд (при всей моей осторожности один шов всё-таки прорезался со стороны желудка — пришлось шить повторно), закрываю язву.
— Кровотечение остановлено! — докладываю я анестезиологу.
— Давление выше 100... — отвечает Dr. Gibango.
Совпадение или результат моего ушивания сосуда?
Расширяю разрез на двенадцатиперстной кишке — он получается С-образным.
— Dr. Gibango и Dr. Maintjies, опорожняйте желудок с обеих сторон, пожалуйста. Сгустков нет — это плохо. Сестра, пожалуйста, ещё тот же номер вайкрила.
Мои многочисленные «пожалуйста» не от моего аристократического образования в бандитском селе Кожухово города Москвы. Просто здесь так принято, и если вы не будете это «please — пожалуйста» без конца повторять, то нарвётесь на замечание медсестры. Я нарывался — и не один раз. Пусть никто из русских этого не испытывает.
Шью заднюю стенку гастродуоденоанастомоза.
— Подайте ещё вперёд назогастральный зонд, Dr. Gibango .. О, спасибо, достаточно… — я проталкиваю конец зонда как можно глубже в двенадцатиперстную кишку...
— У неё альбумин, наверняка, очень низкий — нам бы любыми путями предотвратить давление в области анастомоза, — пытаюсь теоретизировать я.
— Теперь вайкрил 2-0, сестра... — зашиваю переднюю стенку анастомоза однорядным швом, но сверху прикрепляю кусок сальника на ножке — этот трюк, который сейчас даже в России называют модным словом gimmick, уже для самоуспокоения.
— Нам нужно минут 15 для стволовой ваготомии, Dr. Gibango . Вы нам даёте их?
Конституция у Mev Nel хорошая для выхода на интраабдоминальный сегмент пищевода при одном ассистенте без крючков Сигала.
— Сестра, пожалуйста, пошлите оба этих кусочка блуждающих нервов на гистологию — иначе больная на меня в суд подаст... А медицинская страховка не доплатит мне за операцию...
— PDS one, sister, plea-ea-ea-zzzz! Закрываем брюшную полость...
Таааак… Непрерывным швом шью через все подкожные слои брюшной стенки.
— Skin clips, — кожные скрепки, пожалуйста.
— Спасибо, Dr. Maintjies. Я вам сообщу код операции. Но если хотите, я могу включить вас в свой счёт страховой компании. Пожалуйста, не забудьте выслать мне факсом GP referral number — ваш номер направления больной ко мне, иначе страховая компания не заплатит мне за мои предоперационные заботы о ней.
Я закрываю рану элегантной наклеечкой «Prima por» и принимаюсь за освобождение больной от операционного белья, всяких проводов и трубок. Потом завожу кровать в операционную и перекладываю на неё со стола больную с помощью Dr Gibango and Dr. Maintjies и чёрных медсестёр. Этих моментов настоящей частной медицины не понять российским «хирургам-от-Бога» — они больше приучены перекладывать банковские знаки из одного кармана в другой.
Я делаю очень короткую запись об операции в истории болезни — дополняю её рисунком (сёстры рассматривают моё творение с интересом — местные хирурги этого не делают). Дневник в истории болезни частного госпиталя пишется под копирку (собственно чёрной копирки там нет, просто склеенные два листка бумаги, из которых первый работает и как копирка) в двух экземплярах. Первый экземпляр я забираю себе для истории болезни, которая хранится у меня в офисе.
Я предполагал, что послеоперационный период у Mev Nel ожет преподнести мне всякие чудеса, но то, что случилось, не очень-то мне представлялось.
В отделении интенсивной терапии под искусственной вентиляцией лёгких курильщица моя была 24 часа с хорошей стабильной гемодинамикой и мочи выделяла по 100–120 мл в час. В 2:00 утра мне звонит сестра из отделения интенсивной терапии (один больной — одна сестра!):
— Доктор, у больной пульс 168... Давление снизилось до 100...
Я к тому времени уже был в провинциальном госпитале — зашивал очередной простреленный живот, потому довольно быстро пришёл в ICU.
Смотрю с тупым внешним и внутренним видом на чудо-монитор и все самые последние анализы. Придраться не к чему... И тут моя рука сама собой потянулась к лицу моей страдалицы, пальцы легли на её закрытые глазки — и вот я уже давлю на глазные яблоки... Смотрю на монитор... Пульс 158... 152... 143...134.. 122...110.. 104... АД поднимается до 128/64...
— А если я сейчас уберу руку, затрепещет ли сердце по-заячьи опять? — размышляю сам с собой.
Убираю руку... Пять минут — сердце работает нормально... десять — всё спокойно...
Наблюдающая за моими действиями чёрная медсестра раскрыла широко свои чернющие глаза и губастый рот:
— Доктор, что Вы с ней сделали???
— Библию читаете? — Христос лечил прикладыванием рук своих... Моё искусство тоже от Бога!
Прошло уже пять часов — никто из отделения интенсивной терапии мне не звонил…
Скажу честно, про этот вагальный рефлекс я знаю из книжек и лекций, но никогда в жизни им не пользовался. Вот, первый раз... и такой успех на такой сложной больной — стойкий эффект!»

Рындин В.Д.

Я ОБРЁЛ БОГА В АФРИКЕ:письма русского буш-хирурга.

2012.-565 c. - ISBN 978-5-4253-0267-0

Вот ссылка БЕСПЛАТНОГО скачивания книги на платформе Литрес:

https://www.litres.ru/vyacheslav-dmitrievich/ya-obrel-boga-v-afrike-pisma-russkogo-bush-hirurga/

Книга доступна в приложении Литрес с телефона в том числе.

ЕСЛИ ВАМ УДАЛОСЬ СКАЧАТЬ КНИГУ, СООБЩИТЕ МНЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ОБ ЭТОМ!

СПАСИБО…

Вместе

Анна Китаева: Главы из папиной книги. 8


Жизнь - это приключение. Влюбленность - это приключение, путешествие - это приключение, и болезнь - это тоже приключение. На каждой из дорог случаются и радости, и горести, и опасности, в том числе смертельные.
В нашей поликлинике последнее время совсем нет очередей, но когда были, я любила в очереди наблюдать за пациентами. У молодежи как правило страх на лице, и одна мысль: как можно быстрее отсюда убраться и забыть, как страшный сон. А вот пожилые люди делятся на две категории: те, которые упиваются своими болезнями и могут говорить только о них, и те, которые понимают, что это и есть жизнь. Этим последним болезни не мешают общаться, веселиться, сочувствовать, радоваться. К таким людям обычно тянутся все остальные, такие люди окружающих будто поднимают на свой уровень сокровенного знания о жизни.
Дальше папина история про его собственную болезнь.
"Старики страсть как любят поговорить о своих болезнях. Чаще они ноют, но встречаются и
оптимисты. По поводу такого старческого оптимистического отношения к своим болячкам
73-летний английский профессор нейрохирургии Ян Брус Копли рассказал нам «анекдот
года».
Анекдот года 2001 (профессор Ян Копли).
Старики на английской завалинке жалуются друг другу на свои болячки — у кого запор, у
кого задержка мочи...
Английский дед Щукарь восьмидесяти с гаком лет: «Не знаю, что с вами такое происходит...
Вот у меня организм работает, как часы: в 2:00 пополуночи — мочеиспускание, в 4:00 —
дефекация, в 6:00 утра — пробуждение».
* * *
Я вышел из пьяной избы в морозную темноту двора. Пообвыкнув глазами, заметил
Александрыча, застывшего поодаль с запрокинутым к небу лицом.
— Звездочёт, однако... — подумал я, разрисовывая упругой струёй свои инициалы на
синеватом снегу.
Мне показалось, что Алексадрыч как-то странно манипулировал со своим «шуриком».
— Дрочишь, дед? — подавился я смешком.
— Иде там! Трясу! Да только не зря говорят: сколько не тряси — последнюю каплю всё одно
в портки унесёшь.
* * *
Ну, вот наступил и мой срок приобщения к обществу «звездочётов».
Глупо вспомнилось, что пятерка по астрономии была единственной приличной отметкой в
моём аттестате зрелости. Но я до сих пор не умею найти Южный крест на ночном небе
приютившего меня полушария.
Естественная для каждого «до-того-вполне-здорового» мужика реакция — не мчаться к
урологу при первых проявлениях любви к миросозерцанию, а: «А-а-а... это просто
старость»...
Однако ночные требования мочевого пузыря к пробуждению меня достали, и я остановил
как-то в коридоре госпиталя доктора Ольвахена — американской выучки уролога:
— Ян, вы понимаете, что в маленьком городишке для ещё оперирующего хирурга важно не
афишировать посещение вашего кабинета. Порекомендуйте мне уролога в Претории.
Ольвахен сделал вид, что не понял моей мольбы, и назначил мне «аппоинтмент» на
следующий день в 11:00 утра.
— Ладно, — думаю — одно посещение уролога, может, и не создаст мне славу совсем
гнилого доктора...
Кабинет Ольвахена — типичный просторный кабинет доктора на Западе: широкий стол,
полные книг шкафы, дипломы и картины на стенах.
В примыкающей комнатушке стоит прибор, измеряющий силу мочеиспускания с выдачей
результата на бумаге — по нарисованной прибором замысловатой кривой я убеждаюсь в
слабости своей струи.
Неотъемлемая ныне часть кабинета каждого частного врача — прибор ультразвуковой
диагностики. Ольвахен растолковывает мне изображения на экране монитора: пузырь не
опорожняется полностью, стенки его утолщены — долгое время пузырь с трудом изгонял
мочу наружу, предстательная железа увеличена...
В заключение Ольвахен пощупал мою простату через прямую кишку: да, правая доля железы имеет плотноватый участок — это не очень хорошо.
Следующий этап — анализ крови на специфический раковый антиген.
Я немедленно направился в частную лабораторию, где переписал требование для сдачи крови и попросил ответ выдать мне лично. Это была пятница.
Три дня ожидания... Не могу сказать, что я перенёс их спокойно. Спокойно — это когда ты
безразличен. А вся эта процедура всё-таки поломала мой нормальный психологический
настрой — я с некоторой эйфорией стал подумывать о реальном приближении своего конца и стал говорить с женой на темы приведения в норму наших финансовых и бумажных дел на cлучай «а если я...»..."
продолжение комментарием

Рындин В.Д.

Я ОБРЁЛ БОГА В АФРИКЕ:письма русского буш-хирурга.

2012.-565 c. - ISBN 978-5-4253-0267-0

Вот ссылка БЕСПЛАТНОГО скачивания книги на платформе Литрес:

https://www.litres.ru/vyacheslav-dmitrievich/ya-obrel-boga-v-afrike-pisma-russkogo-bush-hirurga/

Книга доступна в приложении Литрес с телефона в том числе.

ЕСЛИ ВАМ УДАЛОСЬ СКАЧАТЬ КНИГУ, СООБЩИТЕ МНЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ОБ ЭТОМ!

СПАСИБО…

Вместе

Анна Китаева: Главы из папиной книги. 9








Есть такая эзотерическая практика - перепросмотр. Некоторые ради этого даже в темный ящик забираются и там вспоминают всех, кого в жизни в встречал.
Не встречаются нам в жизни случайные люди.
А теперь представьте, сколько людей в жизни встречает практикующий врач.
Читаю папину книжку и прям чувствую, как просились в книжку все, встреченные им на своём пути.
Вот это его иллюстрации к главе «Люди, которые стали моей семьей».Рындин В.Д.

Я ОБРЁЛ БОГА В АФРИКЕ:письма русского буш-хирурга.

2012.-565 c. - ISBN 978-5-4253-0267-0

Вот ссылка БЕСПЛАТНОГО скачивания книги на платформе Литрес:

https://www.litres.ru/vyacheslav-dmitrievich/ya-obrel-boga-v-afrike-pisma-russkogo-bush-hirurga/

Книга доступна в приложении Литрес с телефона в том числе.

ЕСЛИ ВАМ УДАЛОСЬ СКАЧАТЬ КНИГУ, СООБЩИТЕ МНЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ОБ ЭТОМ!

СПАСИБО…

Вместе

Анна Китаева: Главы из папиной книги. 10






Я не знала истории про то, как папа служил земским врачом в Пензенской губернии! Да мы ж из гусаров!)))
Пап, а я уже к этому моменту существовала на свете?
«После окончания 2-го Московского медицинского института я получил удачное назначение в торакальное отделение МНИОИ им. П.А. Герцена. До начала работы оставалось два месяца. Из юношеских книг пришла ко мне мечта — хоть чуть-чуть попробовать себя в «земской медицине». Я решился апробировать свою мечту на родине моих родителей— в селе Поим Чембарского уезда Пензенской губернии. Понятно, что не было уже давно ни губерний, ни уездов. Да и Чембар уже давно был переименован в Белинск.
Но для меня термин «земская медицина» имел поэтическое значение, а эта поэзия не вязалась ни с воспетым коммунистами литературным критиком Белинским, ни с советским административным делением.
Я созвонился со своей двоюродной сестрой Раисой, учительницей, и через неё договорился с главным врачом поимской больницы о предоставлении мне работы на полторы ставки в течение двух месяцев.
В Поим я наезжал пацаном часто — в голодные годы меня отправляли «на подножный корм» к тётке Дуне. В памяти сохранились ватажные набеги на сады и огороды, печёные в ночном костре сельских пастухов картошка и яйца диких уток, скачка без седла на мчащейся карьером низкорослой кобыле по только просыпающимся улицам Поима, ловля щурят в лесном болоте под Куранской горой̆, добывание раков в норах реки Поимки, походы в соседнюю берёзовую рощу за подгруздками и в дальний сосновый лес за белыми, купание в изумительно прозрачных водах реки Вороны, ужас моего ночного перехода через кладбище в мордовском селе Печёвка...
Главный врач, мордвин-эрзя, был щедр: я получил ставку врача-терапевта, полставки врача-хирурга и ещё полставки мне предоставлялось нарабатывать хирургическими дежурствами. К тому времени я уже был «вполне зрелый хирург» — имел на своём счету десятка два самостоятельно выполненных аппендэктомий.
В селе ещё помнили хирурга Баулина, который делал здесь резекции желудка. Мне в течение двух месяцев надлежало работать на фоне постоянных упоминаний об этом славном «земском враче» советского времени.
В мой первый поликлинический приём ко мне записалось полно народа — большинство стариков и старух с хроническими недугами просто от безделья потянулись в больницу подивиться на московского доктора. Один из пациентов, мужик лет 45, пришёл требовать продления срока его второй группы инвалидности.
— А что с вами такое? — спрашиваю я с ужасом, поскольку не имел никакого понятия об оформлении инвалидности. — Меня сам Баулин оперировал — полжелудка по поводу язвы отрезал! — с большой охотой отвечает пациент.
— Так сколь же это лет тому назад было-то? — изумляюсь я. — Пятнадцать! Пятнадцать лет! — восторженно восклицает носитель обрезанного желудка и славы хирурга К. — Так почему же вы не можете работать? — задаю я идиотский вопрос.— Ну, так меня же оперировали!!! — смотрит на меня глазами институтского экзаменатора пациент.
Я никак не мог понять, почему сам факт выполнения операции, которая должна принести больному излечение, может быть поводом для инвалидности. Однако с помощью медсестры заполнил требуемую форму.
В кабинет входит колченогий старик на примитивном деревянном протезе. Я спрашиваю, не заглядывая в его историю болезни: — Что вас беспокоит? — Да народ говорит — новый доктор приехал, из Москвы, Рындин. Я спрашиваю: это чей же Рындин-то? Говорят — Димитрия Рындина, который Гусаров. У нас в Поиме полно Рындиных-то. Я вот тоже — Рындин. А Гусаровы — это по-уличному, так всю семью твоего деда звали. Да-а-а... А мы с твоим отцом столько водки вместе выпили, столько девок... — друг отца покосился на мою медсестру и прервал своё восторженное повествование на самом интересном месте. Я выписал одноногому Рындину лекарство «от головы» и обещал рассказать своему отцу о встрече с ним».
Рындин В.Д.

Я ОБРЁЛ БОГА В АФРИКЕ:письма русского буш-хирурга.

2012.-565 c. - ISBN 978-5-4253-0267-0

Вот ссылка БЕСПЛАТНОГО скачивания книги на платформе Литрес:

https://www.litres.ru/vyacheslav-dmitrievich/ya-obrel-boga-v-afrike-pisma-russkogo-bush-hirurga/

Книга доступна в приложении Литрес с телефона в том числе.

ЕСЛИ ВАМ УДАЛОСЬ СКАЧАТЬ КНИГУ, СООБЩИТЕ МНЕ, ПОЖАЛУЙСТА, ОБ ЭТОМ!

СПАСИБО…

Автомобильное

Хуже пьяного за рулём только долбоеб за рулём. Причем неважно пьяный он или нет. Мою десятилетнюю доцю чуть не задавила курва на Рав 4. Прямо под подъездом. А знаете почему?

А потому шо у нее в салоне сидела такая же десятилетка и сильно хотела писять.

И они неслись в туалет. И они неслись домой разбрасывая людей как кегли. Типа под кустиком поссать нельзя

Только вот хуйня, при мне был Фроммер почтальон и если бы я не успел выдернуть свою Ничку из под колес, то расстелял бы все нахуй невзирая на пол.

Нервы они не железные.

И когда я потянул ствол, они уссались прямо на месте. Уже не надо было торопиться.

Я не сторонник насилия в отношении женщин. Но ебанаврот, когда бешеная дура на Рав4 переезжает твоего ребенка потому что они хотят ссать, тут не до джентльменства.

Везёшь ребенка, тормози перед чужими детьми.

Или потом не жалуйся что нарвешься на озверевшего папашу с Фроммером.

Папы они тоже любят своих детей. А ты ему не жена. Ты ему никто. Ты ебанутая дура за рулём.

И пуля в голову получится рефлекторно.

Конечно потом я буду переживать.

Главное что дочка жива.

Возможно не только моя.

А общий итог минус одна бешеная сука.

Что за странные шапочки носили на головах афганские моджахеды



Каждый, кто хотя бы раз видел фотографии афганских моджахедов времен войны, должен был обращать внимание на то, что мужчины гор очень часто носят какие-то странные шапочки, напоминающие береты. Головной убор этот совершенно очевидно настолько популярен, что стал своеобразным символом афганских партизан. Самое время узнать о нем чуточку больше и разобраться в том, чем же на самом деле является странная шапочка.
Collapse )