March 29th, 2021

Вместе

В защиту русских

Тут один профессор медицины, кстати КОВИД-диссидент, известный у нас в Питере, высказался, когда прочитал шутливый пост про то, какими изобретениями Запада пользуются россияне, вдруг решил, что не надо мол таким образом трогать русских, хотя там про русских не было ни слова, но он пофантазировал и решил, что это всё-таки, про русских, и написал, что будет их всегда защищать. Древко от красного флага ему в руки, пусть защищает. Вот только каких «русских» он собрался защищать?
Тех, кто воевал за фашистов?
Тех, кто не признавал Советский Союз?
Тех, кто исповедовал патологический антисемитизм?
Тех, кто считал, «что погибшие [во время войны], были на совести не Гитлера и не Сталина, «а США и мирового еврейства». Цитата из статьи.
Тех, кто считал, что «Гитлер был большим либералом. Мы бы, русские, всех врагов сразу вырезали, а не нянчились с ними в концлагерях». Цитата из статьи.
Тех, кто считал, что «идеи фашизма сходны со взглядами современной молодежи, которая отбрасывает в сторону такие понятия, как совесть, стыд, мораль и т. п.»
Цитата из статьи.
А может быть он собрался защищать этих «русских»?
Цитата из статьи:
«20 апреля 1987 г., в день рождения Гитлера, две колонны молодых людей 17-22 лет, одетых в чёрные рубашки со свастиками на рукаве, промаршировали по Невскому проспекту и окрестностям метро «Площадь восстания». В тот же день такая же демонстрация прошла в Петергофе. Неонацисты отметили свой «выход на поверхность» массовым осквернением еврейских могил на кладбищах. 17 и 20 апреля было разрушено или осквернено 140 надгробий. А 25 апреля 1987 г. группа подростков с криками «Бей жидов, спасай Россию!» пыталась разгромить Ленинградскую синагогу. Ими было избито около 20 человек – как евреев, так и прохожих интеллигентного вида»
Мразь не имеет национальности, а «русские» не нуждаются в защите. В наше время говорить про национальность - это позор и призрение. Профессор подзабыл, что «национальность» уже давно не пишут даже в паспортах.
Спасибо Кирилл Коротков.
"Отрицающие холокост" (откуда появились - краткая история).
Первые нацистские подпольные группы появились в СССР в 1950-е. Их члены были одними из самых ярых антикоммунистов среди всех диссидентов. КГБ смотрел сквозь пальцы на нацистов, чем и объясняется что в Перестройку именно они первыми вылезли наружу, результатом чего, к примеру, стал ленинградский Погром в апреле 1987-го.
Нацизм в СССР, в отличие от всех других неформальных течений «политической мысли» в СССР (от левых до либералов), имел глубокие корни. Во время Великой Отечественной за Гитлера с оружием в руках воевали около 1 млн. советских граждан, из которых около 150 тысяч составляли каратели (от отрядов СС до полицейских батальонов, которые вели борьбу с партизанами). Не стоит забывать и о миллионах сочувствующих немцам – от обычных коллаборационистов, работавших на гражданских должностях в оккупацию, до большого числа банд из дезертиров и уклонистов в тылу. Сюда же можно приплюсовать миллионы человек из Западной Украины и Прибалтики, в целом враждебно настроенных к советской власти и разделявших националистические взгляды (пусть и не в такой зверской форме, как немецкие нацисты).
Неудивительно, что уже в 1950-е советская молодёжь всё чаще рассматривала немецкий вариант нацизма как альтернативу советской власти. В отличие от других диссидентских групп их привлекала и нацистская эстетика. А также –паталогический антисемитизм (каковой отсутствовал у левых и либералов).
К примеру, в 1956-57 годах в подпольных «Народно-демократической партии России» и «Русской национальной партии» говорилось, что «еврей – первый враг, потом – коммунист».
Алексей Добровольский, фюрер «Русской национал-социалистической партии», действовавшей во второй половине 1950-х в Москве, в конце 1980-х вспоминал, что на него произвели очень большое впечатление «нацистские партийные жесты и ритуалы, чёткость немецкая и их порядок», а его друзьям нравились «боевитость, жёсткие формулировки, дисциплина, подчинение, символика, приветственные жесты - поднимание руки. Хайль Гитлер мы не кричали, заменяли это приветствие Хайль Россия». То, что совсем недавно закончилась война с нацизмом, абсолютно не смущало членов «партии». Как вспоминал Добровольский, его сторонники (и он сам) считали, что погибшие были на совести не Гитлера и не Сталина, «а США и мирового еврейства.
Все это не могло не сопровождаться увлечением фигурой Гитлера. Рассказывая о своем первом лагерном сроке в Мордовии в 1958-1961 годы и отношениях с русскими эсэсовцами (карателями, получившими 25 лет заключения и не попавшими под амнистию коллаборационистам в 1955 году), познакомившими его с концепцией отрицания Холокоста, Добровольский сожалел, что Гитлер «был большой либерал». «Мы бы, русские, всех врагов сразу вырезали, а не нянчились с ними в концлагерях», - объяснял русский фюрер.
По свидетельству его подельника Поленова, Добровольский, даже находясь в лагере строгого режима, выступал за поголовное уничтожение евреев по гитлеровскому образцу. В лагере он обладал некоторой автономностью (от администрации и воровского мира – охранники боялись, что он заразит их нацизмом), и это позволяло ему и там производить внешние эффект. Так, известна карточка, когда он, будучи в лагере, сфотографировался там в полной форме СС.
В отличие от других диссидентских групп, русские нацисты готовы были и заниматься террором. Так, в 1963 году в Воронеже была раскрыта созданная за год до того группа из молодых людей, называвших себя «оасовцами-национал-социалистами».
Они не только отмечали день рождения Гитлера и носили найденные на полях сражений нацистские ордена, но и постепенно копали там же оружие, намереваясь воевать с советской властью. При обыске у них были изъяты автоматы и пистолеты, взрывчатка.
Кроме организованных нацистских групп, состоявших из нескольких десятков человек, в СССР множились и небольшие кружки. Например, в декабре 1970 года в Николаевске-на-Амуре некий рабочий Лентарев расклеивал листовки, заканчивавшиеся так: «Наш идеал - Адольф Гитлер! Heil Hitler!». В 1973 году некий В.М. Краснов послал в посольство ФРГ в Москве «Тезисы программы нацистской партии». В следующем, 1974 году Ю.Е. Бакунин изготовил «Программу национал-социалистической партии» и разослал её по редакциям молодёжных изданий.
В декабре 1976 года КГБ составил «Аналитическую справку о характере и причинах негативных проявлений среди учащейся и студенческой молодежи» (её автором был начальник 5 управления КГБ при СМ СССР Ф. Д. Бобкова – после перестройки он возглавил службу безопасности олигарха Гусинского).
Из неё хорошо видно, какие политические взгляды разделяла диссидентствующая молодёжь (см. таблицу ниже). Треть придерживалась националистических взглядов (а вместе с сионизмом – и чуть более половины). Под «ревизионизмом и реформизмом» КГБ тогда понимал и левых, и либеральных диссидентов – их была треть. Собственно на нацистов приходилось 6%. Однако свою относительную немногочисленность они компенсировали хорошей организованностью и жестокостью.
В той же справке кратко говорилось о нацистах:
«Органами КГБ пресечена политически вредная деятельность нескольких групп, участники которых заявляли в своем кругу о необходимости создания «нового» общества «сильных личностей», установления «диктатуры сверхчеловека» («Нацистская молодежная партия» в г. Красноярске», «Рыцарский крест» в Белгороде, «Четвёртый рейх» в Волгограде и другие). Подобные проявления внешне выступали как совершённые под влиянием идеологии (взглядов) фашизма и неонацизма. Совершавшие их лица стремились придать своим группированиям и действиям признаки, связанные с фашистскими атрибутами (названия групп, лексикон, клятвы и т. п.). Но в действительности проявления носили замкнутый характер, не выражали существа фашистской идеологии и допускались главным образом из хулиганских и иных антиобщественных побуждений. 45,4% таких проявлений приходится на долю школьников, учащихся ПТУ и техникумов. Более взрослые представители молодёжи совершали проявления в иной форме. Студент 2 курса Николаевского кораблестроительного института БАЛЫКИН, например, пытался вести обработку лиц из своего окружения, внушая, что «идеи фашизма сходны со взглядами современной молодежи, которая отбрасывает в сторону такие понятия, как совесть, стыд, мораль и т. п.».
Как и сегодня, тогда русский нацизм был в основном прибежищем маргиналов. Неудивительно, что в начале 1980-х этой идеологией увлеклось множество первых советских панков – тоже выходцев из низов.
В феврале 1984 года в записке № 24-Ч председателя КГБ СССР В. М. Чебрикова в ЦК КПСС «Об итогах работы органов КГБ в 1983 году по розыску авторов антисоветских анонимных документов», в частности, говорилось:
«В то же время несколько возросло распространение враждебных анонимных материалов, в которых авторы, главным образом из числа молодёжи и подростков, применяли фашистскую символику и выступали от имени так называемых «панков». В течение года имело место 49 таких проявлений».
Отдельно от всей остальной страны развивались пронацистские группы в Прибалтике. Местные МВД и КГБ закрывали на них глаза, считая нацизм «самобытной культурной составляющей народа».
К примеру, 11 апреля 1969 года ансамбль «Пеолео» из Таллинна на концерте в одном из колхозов исполнил строевую песню эстонских легионеров СС – никакого наказания музыканты за это не понесли. А 22 сентября 1980 года в Таллинне после концерта, посвящённого годовщине освобождения города от нацистов, в толпе подростков появилась группа в 20-30 человек с нарукавными повязками в виде свастики, кричавших: «Хайль Гитлер!» Никто из них тоже наказан не был.
Если даже такие публичные выходки нацистов в Прибалтике оставались безнаказанными, то что уж говорить о «низовых проявлений».
Не случайно постепенно, начиная с 1960-х годов, русский нацизм стал перемещаться из Москвы и других крупных городов в Ленинград – сказывалась близость Прибалтики, где они могли спокойно общаться со своими коллегами по идеологии. Уже в 1970-е ленинградские нацисты начинают регулярно приезжать в летние лагеря к эстонским и, реже, латышским фашистам.
А с началом Перестройки нацизм первым из всех ранее запрещённых диссидентских групп вышел наружу. И особенно ярко – именно в Ленинграде.
20 апреля 1987 года, в день рождения Гитлера, две колонны молодых людей 17-22 лет, одетых в чёрные рубашки со свастиками на рукаве, промаршировали по Невскому проспекту и окрестностям метро «Площадь восстания». В тот же день такая же демонстрация прошла в Петергофе. Неонацисты отметили свой «выход на поверхность» массовым осквернением еврейских могил на кладбищах. 17 и 20 апреля было разрушено или осквернено 140 надгробий. А 25 апреля 1987 года группа подростков с криками «Бей жидов, спасай Россию!» пыталась разгромить Ленинградскую синагогу. Ими было избито около 20 человек – как евреев, так и прохожих интеллигентного вида.
Одновременно с ленинградским погромом практически прекратились их преследования. Последнее дело о пропаганде нацизма, заведённое в 1988 году, когда в Таллинне был арестован некий С. Жолдин, планировавший организацию «Эстонской национал-фашистской партии», было прекращено «в связи с изменившейся обстановкой». Далее уже начиналась легальная история русского нацизма - те же скинхеды, "баркашовцы", "отрицатели Холокоста" и прочая нежить.