March 26th, 2021

Вместе

я всего лишь развлекатель публики, понявший время


В 1971 году Пабло Пикассо исполнилось 90 лет. Вот слова, которые он произнес во время празднования своего юбилея:
… Многие становятся художниками по причинам, имеющим мало общего с искусством. Богачи требуют нового, оригинального, скандального. И я, начиная от кубизма, развлекал этих господ несуразностями, и чем меньше их понимали, тем больше было у меня славы и денег. Сейчас я известен и очень богат, но когда остаюсь наедине с собой, у меня не хватает смелости увидеть в себе художника в великом значении слова; я всего лишь развлекатель публики, понявший время. Это горько и больно, но это истина…
Мастерская

Моховы, Идущие Своим Путем



Кстати, в связи с пресловутым "маньяком Моховым" я вдруг вспомнил свою публикацию в блоге года полтора назад про, как потом выяснилось, целое "Мужское движение" (они еще вроде бы называются "инцелы"). Я-то тогда просто наткнулся в Ютубе на забавного обтерханного мужичонку, у которого была целая серия видосов с жалобами на "самок", которые, дескать, "не дают" простым парням вроде него, и это так ужасно и несправедливо - потому что ему-то, мол, ТОЖЕ ХОЧЕТСЯ!

И дальше я уже из комментов выяснил шокирующие подробности: что фрик Михаил не много не мало - гуру целого Движения, причем - международного, движения "мужчин-омег"! Вот что я тогда писал:

"Комментарии к сегодняшнему посту про "Мужчин в поисках секса" принесли массу удивительной информации: оказывается, выступавший там "гуру" представляет целую общность - MGTOW, что расшифровывается как "Западное движение Men Going Their Own Way — Мужчины, Идущие Собственным Путём, МИСП". Собственный путь для этих мужчин заключается вот в чем: "MGTOW постулирует токсичность женщины и брака для мужчин. MGTOW выступает за «сепарацию» от женщин в той или иной степени". И, похоже, несмотря на западные корни, это "Мужское движение" (это еще одно его название) имеет много своих адептов уже и в России.
А вы говорите - феминизм. Тут, оказывается, поднимает уже голову и противоположная "партия". Мы стоим на пороге войны полов!

Хотя, возможно, нет. Из бесед с последователями МСИП я уяснил для себя главный отличительный признак МСИП: это в подавляющем большинстве Мужчины Без Денег (можно даже вывести математическую формулу - МСИП=МБД). И многие из них с опытом семейной жизни, то есть - разведенные ("спутницы жизни" их запилили по понятной причине - см. Главный Отличительный Признак). Из этого вытекает главная Цель «мужского движения» - «как найти секс без денег»?
Ну и ясно, почему «женщины и брак токсичны для мужчин». Потому что денег требуют, стервы!"

Collapse )

Алкогольное

Спрашивают бухают ли в армии.

Ну конечно. Наркомовские сто грамм никто не отменял. Медики например почти не пьют, потому что постоянно на дежурстве. А пьяный врач хуже сепара.

Добыть майонезную банку самогона это подвиг связанный с залетом. И ещё не каждому предоставят. Надо отслужить хотя бы два месяца и навести связи с местными.

Потому что в форме тебе нихуя не продадут. Ни в Марике, ни в Констахе, ни в Селидово.

И кайф тут не столько в алкоголе, сколько в ощущении своей крутости. Ты наебал всех и здобув. Ну и как ты напьешься, двести грамм на шесть человек?

Единственный раз мы бухали легально когда убили Амину. Командир налила всем палец виски, кроме дежурного экипажа, мы выпили и помолчали.

Зато новый год встречали с диетической кока колой.

Да, есть феерические персонажи, но это скорее исключение а не правило. В отличие от сепаров, которые трезвыми не бывают никогда.

В отпуске конечно отрываешься, доступность алкоголя просто травит. Над этим работают врачи и психологи. Но. Есть госпы, есть ветеран хаб. Есть волонтеры и сослуживцы.

Да, это проблема, но это общая проблема, а не только наша. Посмотрите Форреста Гампа, Армагеддон и Взвод. Ветераны склонны убиваться. Даже американские.

Мы хоть как то работаем над этим.

И это уже хорошо.

А двести грамм самогона на шестерых это понты а не пьянка.
Вместе

А Венеции вчера исполнилoсь 1600 лет











ВЕЛИКАЯ МЕТАФОРА
25 марта, в 421 году, ровно 1600 лет назад была основана Венеция.
Уже топтала виноградники Италии конница гуннов.
Однако, ворвавшись в прибрежные провинции Венето и Истрию, предводитель Атилла нашел их странно обезлюдевшими.
Великолепные города- Аквилея, Альтино были почти пусты, виллы - брошены. Гуннам только и оставалось, что сбивать у скульптур причинные места, грабить дома и церкви и растаскивать винные подвалы. Отсутствие жителей удивило и лангобардов, и вестготов, также пришедших поживиться.
Наследники цивилизации Рима сделали немыслимое - они уплыли на лодках и плотах, и просто стали жить в лагуне, на затапливаемых приливом островах, раз уж на земле им больше от варваров не стало места. Кони гуннов не пили соленую, лагунную воду.
А беглецы сделали невозможное - в самых неблагоприятных условиях, между двух стихий, став, по сути "земноводными", создали Государство Моря - талассогосударство Серениссима. Воссоздали свой культурный код, построив самый прекрасный город на земле. Поэтому Венеция - символ не только спасения культуры от варваров, но и приумножения и сохранения людьми - нет, не материальных достижений: все их пришлось оставить на берегу!- а своего духовного, цивилизационного кода, даже когда сама цивилизация кажется совершенно бессильной и обреченной. Когда казалось бы - невозможно.
Венеция стала реальным и метафизическим "островом" куда унесли с собой главное.
У гуннов с историей не сложилось. Не оставили ничего, кроме нескольких имен и легенд. А Венеции вчера исполнилoсь 1600 лет, и стоит она как великая метафора торжества сложного и хрупкого над упрощенным и агрессивным
Как урок. Как пример.
Вместе

Галина Вишневская : «Я работала когда-то в Усть-Янье Якутии."















Галина Вишневская : «Я работала когда-то в Усть-Янье Якутии. Однажды, в конце 80-х, поехала в командировку, оказией на служебной машине с главным санитарным врачом Усть-Янского района Шлемским (имени-отчества, к сожалению, уже не помню...), очень порядочным и уважаемым человеком. По "летнику", в Усть-Куйгу.
Примерно на середине пути его водитель о чем-то спросил у сидевшего рядом начальника, тот кивнул. Машина встала на обочине, врач открыл "бардачок", достал бутылку водки, стакан и буханку серого хлеба, они с водителем вышли. Я, не понимая, что происходит, осталась в машине... Через минуту водитель подошел, спросил - "Не бойся...Не понимаешь - зачем..? А ты выйди, глянь". Я вышла, подошла к краю дороги, "летника", что вился по склонам сопок... На самом краю уже стоял наполненный водкой стакан, сверху - эта буханка. А внизу, ниже полотна дороги, вправо, влево стояли... остатки сторожевых вышек... Именно отсюда была видна котловина-распадок между сопками... Через него - "зимник", по которому ездили зимой... А дальше - какие-то едва различимые белые точки. Врач сказал - это таблички... с номерами... иногда - с фамилиями, так хоронили конвоиров.
Их гнали из Усть-Куйги в Депутатский, 250 км, пешком, зимой, в -45... Каждый впереди себя катил автомобильную покрышку. На ночь останавливались, разжигали эти покрышки, жались к ним. Шлемский тоже был среди них, 17-летним...
Его отец был главным инженером какого-то завода, им дали еще одну комнату к существующей в коммунальной квартире на 4-х, а сосед, у которого было 6 детей и одна на всех комната, написал донос... Отца с матерью расстреляли, младшего 10-летнего брата отправили в детдом, а его - по этапу в Ян-Лаг...
Его, мальчишку, заключенные постарше толкали поближе к огню, сами садились сзади, спиной к спине... Утром крайних замерзших складывали в кучу, ставили таблички с номерами... Это вечная мерзлота, выкопать там зимой ничего нельзя. И этап шел дальше.
Примерно посередине, вот как раз там, где мы остановились, был стационарный лагерь, где и останавливались на несколько дней, чтобы конвой мог отдохнуть и смениться... Там стояли бараки просто из досок, и печки из бочек... После нескольких дней "отдыха" шли дальше. До места назначения доходила примерно четверть. Остальные так и оставались вдоль всего пути, с табличками рядом...
Врача спасли те, кто всеми силами толкал его поближе к огню...
Я первый раз видела, как большой, сильный, мужественный, седой уже человек стоял и плакал... Рассказывал мне это все, глядя туда, в долину, а по лицу катились слезы... просто катились.
Это нельзя забывать. Те вышки у меня в памяти навсегда. Как и пересыльный лагерь Ян-Лага у пос. Нижнеянск... С сохранившейся еще колючей проволокой, бараками с остатками зеленой краски, "буржуйками" в них, и исписанными на всех языках стенами... с фамилиями, именами, адресами... полустершимися. Оттуда никто никогда ничего не берет... и не заходят. Якуты местные говорят — «Нельзя. Там много боли. Там страшно».
И мне страшно... Страна, допустившая ТАКОЕ, может сделать это еще не раз...
via Илья Гинзбург
Галина Вишневская (не супруга Ростроповича, просто однофамилица)