February 9th, 2021

Вместе

КОТ И АНГЕЛ. - Самая добрая сказка.


– Мир тебе, – ласково сказал Ангел, присаживаясь рядом с Котом на толстую ветку и стряхивая с неё снег.
– Привет, – Кот приоткрыл зелёный глаз, лениво оглядел Ангела и отвернулся.
Ангел спрятал под крыльями босые ноги и посмотрел вниз. Под ними лежал белый двор, полный смеха, визга, летающих снежков и скрипа шагов.
– Высоко ты забрался, – сказал Ангел, оценивая расстояние до земли.
– Зато сюда даже Сашкин снежок не долетит.
Ангел понимающе кивнул и подобрал опущенные крылья. Помолчали.
– А ты что, за моей старушкой явился? – не поворачивая головы, спросил Кот. Голос его был такой же ленивый, но Ангел сразу увидел, как сгустилась вокруг него боль и тревога.
– Нет, я ни за кем.
– А! – Облачко тревоги поредело. – Она каждый день говорит, что скоро Ангел её заберёт, — счёл нужным объяснить Кот. – Видно, другой прилетит…
Опять помолчали. Но, видимо, Кота всё же беспокоило присутствие Ангела, и он как можно равнодушнее спросил:
– А ты сюда зачем?
– Да так, отдохнуть присел. Парнишку одного в вашем городе от него же самого спасал. Ох, и трудная это работа! Теперь домой лечу.
– Так ты, это… и от болезни можешь?
– Смотря какая болезнь. Но многое могу. Хранитель я.
– Так чего же ты тут расселся?! – взревел вдруг Кот. – А ну пошли!
И он рыжим вихрем слетел на землю. Ангел тихо приземлился рядом.
Старушка была такая худенькая, что Ангел не сразу разглядел её среди белых подушек. Глаза старушки были закрыты, а грудь ходила ходуном, заполняя всю комнату хрипом, свистом и всхлипами. Ангел наклонился над нею, положил на грудь белые крылья и стал что-то шептать – ласково и тихо. Пока он так стоял, Кот подбросил в печку дров, подвинул на плиту остывший чайник и поставил большую кружку с молоком, сыпанув в неё какой-то травы – готовил питьё для хозяйки.Когда Ангел разогнулся, дыхание старушки было ровным и тихим, впалые щёки порозовели.
– Пусть поспит, – сказал он Коту. – Ослабла она сильно.
Кот отвернулся и быстро вытер глаза.Старушка спала, а Кот и Ангел пили чай, и Кот всё подливал в свой чай сливки, а Ангел улыбался, глядя на него.
– Я, наверное, останусь пока у вас, — сказал он, размешивая мёд, — Пока Михайловна не встанет.
– А ты откуда знаешь, что она Михайловна?
– Я же Ангел. Я и то знаю, что тебя Чарликом зовут.
– Значит, вроде познакомились, – хмыкнул Кот. – А тебя как величать?
– А у нас имён нет. Просто Ангел.
Кот молча подвинул ему сливки и прихлебнул из кружки.
Тикали над столом ходики, трещали в печке дрова, за окном усиливался ветер.
– Вот ты спрашивал, зачем я высоко залез, – усмехнулся вдруг Кот.
– Выходит, тебя ждал.
– И задумчиво добавил, прислушиваясь к ветру:
– Носки тебе связать надо.
Что ж ты босиком-то по снегу?..
Людмила Соснина.
Вместе

Не спешите прыгать с обрыва, вас ждет еще одно невыполненное

added a new photo.
2 d
Не спешите прыгать с обрыва, вас ждет еще одно невыполненное дело...
Человек сидел на самом краю обрыва. Трудно решиться, даже если пришел самый последний край. Трудно сделать последнее движение. Он смотрел вниз, и бездна вглядывалась в него и манила.
- Подвинься! - сказал голос справа.
Человек повернул голову. Большой черный кот с белой полосой на лбу стоял рядом.
Человек не удивился. Чему ещё может удивляться тот, кто сидит на самом краю? Он подвинулся и кот сел рядом.
- Любовь, женитьба, дети, ссуда на квартиру и машину? - спросил пушистый.
- Точно - ответил человек, - всё правильно. А платить нечем, нет денег. Какой я им отец и муж, если не могу. Им будет лучше без меня.
- Вот оно что! - протянул кот, - да у меня то же самое, только без ссуды. Мы с тобой вроде как друзья по несчастьям. Видимо, прыгать вместе придется.
Человек посмотрел на кота.
- А я и не знал, что у вас тоже такие проблемы.
- А то! - ответил кот.
- А знаешь? - сказал он. Если ты не против, то прыгнем через часок. Ты бы угостил меня напоследок виски, очень уж я люблю его.
- Да неужто пьешь? - удивился человек.
- Бывает - ответил кот.
- А у меня денег нет, - сказал человек и полез в карман. Бумажка зашуршала между пальцами.
- Ты смотри! - удивился он, откуда бы? Откуда она взялась?
И он вытащил пятьдесят долларов и долго их рассматривал. Потом встал и они с котом пошли в самый большой бар. Кот сказал, что ему там очень нравится. Человек сел и заказал на все деньги виски.
- Для меня и кота, - сказал он, и официант поперхнулся, но привычка выполнять заказы взяла своё.
А потом они пили, говорили и плакали, а потом обнимались и смеялись, вспоминая счастливые минуты жизни. А потом кто-то включил веселую музыку и они не смогли удержаться.
А потом такси увезло их к дому человека.
Когда кот подвел его к дому, оба были пьяны. Человек еле стоял на ногах. Он боялся звонить домой и сел возле дверей. Сел и уснул, а кот... А кот приблизил к нему свою морду.
- Я ведь не забыл тот кусок мяса - сказал он, - помнишь, тот из бутерброда, который ты отдал мне. Это был самый вкусный ужин в моей жизни. Мой последний ужин, а ты съел кусок хлеба, потому что отдал своё мясо голодному, мокрому, черному коту на углу. Это был я. Я не забыл тебя. Спи спокойно. Теперь есть у тебя свой кошачий ангел, а мы своих не сдаём.
Кот развернулся и вышел на улицу. Большие черные крылья раскрылись за спиной, и он взлетел в черное ночное небо. Туда, к звездам. Туда, где живут ангелы и все светлые души.
А наутро хозяйка самого большого бара, которую все называли Железная леди за характер и тяжкую судьбу, пришла на работу. Официант, смеясь, рассказал ей про странного плохо одетого мужика с пятьюдесятью долларами, который говорил, что напротив него сидит черный кот.
Железная леди побледнела и схватилась руками за горло.
- Черный с белой полосой на голове? - спросила она.
- Да, - ответил официант, - откуда Вы знаете?
- Знаю, - сказала она, - это был он.
И она бросилась к телефону и долго звонила в службу такси упрашивая дать ей номер того, кто вчера отвозил мужчину от их бара. А потом выгребла всё из кассы, а потом поехала в банк и сняла все деньги. А потом достала заветную старую коробку из под туфель с надписью "1875 год". Она сложила туда пачки денег и поехала на такси к тому дому.
Дверь ей открыла маленькая женщина в старом халатике. За него держались двое детишек. Мальчик и девочка.
- Я приехала отдать Вам коробку, которую вчера забыл Ваш муж, - сказала Железная леди.
Женщина взяла тяжелую коробку и открыла её.
- Боже мой! - вскрикнула она и уронила её на пол, - у моего мужа не может быть столько денег.
- Это от друзей, - сказала хозяйка бара.
- Нет у моего мужа друзей, - ответила женщина, и вообще никого кроме нас нет.
- Теперь есть, - сказала Железная леди, - теперь у него много друзей. Мы все его друзья и она обняла маленькую женщину.
- Я не могу Вам всего объяснить, но Вы должны взять эти деньги - сказала хозяйка бара, - это мой долг ему. Так надо. Возьмите для детей.
И она повернулась и пошла, а маленькая женщина в стареньком халатике долго смотрела ей в след.
Железная леди сидела на скамейке. Сигарета дрожала в руках, а по щекам текли слезы. Она вспомнила, как черный кот с белой полосой пришел к ней, когда наступил самый последний день. Он пришел и не дал ей сделать тот последний шаг с обрыва. А на следующее утро к ней домой постучал странный, смешной и толстый хозяин картинной галереи в дорогом костюме и долго доказывал ей, что она забыла у него вот эту самую коробку с надписью "1875 год", набитую деньгами.
А потом он, умаявшись, стал перед ней на колени и просто попросил взять всё это. Просто, потому, что так надо.
На эти деньги она открыла самый большой и самый лучший бар в городе. А ту галерею ей так и не удалось найти, хотя потом она объездила весь город. Так и хранилась у неё эта коробка из-под старых туфель. А теперь вот понадобилась. Пригодилась.
Железная леди встала и пошла. Она шла просто по улице. А черный кот смотрел на неё и улыбался. Он знал, что коробка пойдет дальше. Пойдет дальше между людьми и обязательно попадет в руки тому, кто не пожалеет своего последнего куска для голодного, мокрого и дрожащего от холода кота.
Не спешите прыгать с обрыва. Не спешите. Может быть, у Вас за спиной стоит черный кот с белой полосой на голове. Он никогда не забывает. Никогда. И обязательно придёт.
Надо только верить...
© Олег Бондаренко
📸 BsWei / istockphoto
Вместе

Как так получилось...

Как так получилось, что целый народ одержим странным, абсолютно необъяснимым психозом преданности неким выдуманным, не имеющим никакого реального наполнения абстракциям?
Вот в немецкой деревне воскресенье. Немцы сходили в церковь и копаются в саду. Сажают цветы, подрезают какие-то ветки, таскают чернозем. С утра солнце и тепло. Черная, влажная земля парит… На зеленых лугах пасутся коровы, звон их колокольчиков сливается с пением птиц. Вот это то, что немцы называют Heimat — родная земля.
Родная земля для немца, японца, итальянца и других..., не абстракция, а реальность. Не бестелесный образ живущий исключительно в его мозгу. Это вполне реальный объект. Ее можно взять в руки, потрогать, она имеет форму, запах, ею принято любоваться, украшать, делать лучше…
Для русского человека — Русская земля — это полная, дистиллированная абстракция. Любовь к этой абстракции ни к чему такому его не обязывает. Ни к тому, чтобы она была богаче, ни к тому чтобы она была красивее, ни к тому, чтобы она была хотя бы — банально чище. Нет!
Все засрано, дороги разбиты, подъезды зассаны, земля заброшена, всюду свалки, пустыри, кучи антропогенного мусора и мазутных пятен. Вялые, неухоженные люди в стоптанных тапочках и пузырящихся трениках сидят на корточках в состоянии сосредоточенного оцепенения…
Зато в любую минуту он может вскочить и, объявив себя патриотом, кинуться умирать за родину… Вот не за эту вполне реальную и осязаемую кучу металлолома и гниющей картошки, а за нигде, никогда им невидимую, абстрактную Россию, которая подвергается некоей перманентной, абстрактной же угрозе…
Или вот такая вещь как «могилы предков». Вот через раз у патриотов проходит мысль, что здесь, мол, могилы его отцов и дедов и он за эту землю умрет не задумываясь…
Вот как эти слова воспринимает немец? Он сразу себе рисует в голове кладбище, на котором похоронен его отец/дед. Ровные ряды скромных гранитных обелисков с именами людей и датами их жизни, подстриженная травка, кусты роз и сирени.
Недалеко — кирха, звонит колокол, пастор собирает людей на службу, потом звучит орган, ветерок обдувает лицо, ты сидишь на лавочке и думаешь о бренности бытия или вспоминаешь себя маленьким, как отец учил тебя плавать в вашем озере неподалеку…
Но русский человек совсем не это имеет в виду! Он имеет в виду нечто совершенно абстрактное, не имеющее никакого материального наполнения. Он имеет в виду какие-то «духовные» «могилы предков». Никакого отношения к реальным русским кладбищам, похожим на скотомогильники, это «могилы предков» не имеют!
Русские кладбища по большей части заброшены, неприглядны и уставлены ржавыми оградками и металлическими пирамидками со звездами и крестами. Они заросли бузиной и крапивой, там, на этих кладбищах, вместе с мертвецами живут бомжи, ворующие с могил печенье и водку…
Это совсем не то, что русских человек вкладывает в понятие «могилы предков». А спроси его, что он вкладывает в это понятие — он и ответить не сможет… Промычит что-то пафосное, а потом еще на тебя и обидится…
Или вот любовь к народу. Это значит — к своему народу. Такая любовь проявляется, прежде всего, в заботе о слабых: стариках, детях, инвалидах. Русский человек не может похвастаться хорошими детдомами, пандусами для инвалидных колясок или обеспеченной старостью своих ветеранов. Но он уверен, что он действительно любит свой народ.
Но эта его любовь опять не направлена на какой-то реальный объект. Она абстрактна. Как и все его предыдущие любви. И выражается только лишь в готовности умереть. Вот скажи ему: зачем мне такая жертва? Ты просто пойди и убери говно за своей собакой, которое она оставила в соседнем дворе. Нет! Это его унижает! На это он не готов ради родины. Только смерть. И больше — ничего…
А зачем его родине его смерть? Что в ней толку? Впрочем и в его жизни толку не больше. Раз он даже говно за собой убрать не хочет. Так и лежит его родина в дерьме и вони, пока он изо всех сил ее любит. Сильно. Сильнее всех на свете.
Альфред Кох
Вместе

Из моего сундука для внуков...



Через месяц будет год после нашего переселения в альпийскую республику... Следует отметить, что рейс 18.03.20 из Джобурга в Цюрих был последним: если бы мы не улетели тогда, то застряли бы в ЮАР надолго. Я не уверен, восстановилось ли  сейчас авиасообщение между ЮАР  и Европой.

Всё это время мы живём в карантине, жесткость которого меняется время от времени.

Первые две недели, с 19 марте 2020 до 02.04.20,  мы просидели в небольшой квартирке, куда к нам регулярно заскакивала дочь с продуктами. Цель первого карантина - оградить наших внуков от ЮАРовского вируса. 

Потом месяц мы жили в семье нашей дочери и общались с внуками.  А со 2-го мая нас переселили в нашу новенькую квартиру в районе слияния рёх рек -  Aare, Limmat, Reuss, на лесистые берега которых мы стараемся вылезать для прогулок из дома почаще. Мне уже сделали две прививки против вируса КОВИД-19, моя молодая бабуля по возрасту вынуждена ждать свой очереди на прививку.

Пережить годовой карантин нам помогают не только возможность прогулок, но и участие в соцсетях  - без них был бы полный пипец.

Как жили старики в эпоху, когда не было Интернета, я себе не очень представляю. 


Уже почти середина фераля, а снег выпал всего второй раз за зиму. Дочь говорит, что снегопады в их местах - большая редкость...

По какой-то надобности стал перебирать свои старые фото  и наткнулся на снимок, сделанный с видео письма, который я записывал в Луанде 1992 для своей жены в Москву. Я привёз в Африку своего вельштерьера по имени Люк. В Луанде было жарко и не совсем сытно. В Москве было еще хуже. Сын мне писал: Иногда прихожу  голодный домой, открываю холодильник, а он пустой... 




... В скитаниях по Африке исключалась возможность возить с собой книжную библиотеку. Московские книги унаследовала старшая дочь, а книги, собранные в Лимпоповии, мы раздали друзьям в Полокване. В Альпы  взяли с собой около десятка книги, среди которых была книги, определившая мою судьбу.




Перелистывая страницы старой книги, я стал перебирать в памяти старые вещи, оставленные  в Москве.

Во время учебы в мед. институте я подрабатывал  баклаборантом в противотуберкулёзном диспансере No14, который тогда находился  вблизи  станции метро Калужская (сейчас это станция Октябрьская).

В лаборатории работал старенький врач лаборант, очень похожий на доктора Айболита..

Я забыл имя этого тихого доброго еврея, в  шкафу которого было множество старых книг, из которых он подарил мне книгу "Места проживания евреев нв территории Российской империи" и латунный микроскоп фирмы Цейса.




Я написал дочери в Москву: А микроскоп у вас ещё жив?

Дочь: Микрскоп мы подарили мальчишке, очень интересующимся биологией - он был безумно счастлив!

... Далее я вспомнил портативную пишущую машинку немецкой фирмы Rheinmetall, добытую для меня  тестем для моей работы над кандидатской диссератцией. 

После защиты я на этой машинке печатал рефераты своих переводов медицинских статей для  ВИНИТИ: там платили в среднем по 7 рублей за реферат ( при перечёте на водку - это 3 бутылки).



Машинку  дочь подарила театру на Юго Западной...

В памяти всплыли старые книги: вот эти...






Дочь:  Мне их искать?

Не нужно... Береги для своей внучки Наташки...

Вместе

Цитаты несравненной Алисы Фрейндлих

                     




1h
Блестящие Цитаты несравненной Алисы Фрейндлих
про любовь, Ангела-Хранителя, одиночество и судьбу...
-------------------------------
Есть в ней какая-то истинная, неподдельная женственность.
У нее природный магнетизм и особая харизма, которую просто так не слепишь. Она единственная в своем роде, ее сложно подогнать под какой-то типаж. Сама она говорила, что признавала себя гадким утенком, но ее нутро требовало ярких ролей. Поэтому она «приучила» зрителей к себе.
Она неповторима в образах хоть королевы, хоть мымры, хоть пытливого следователя. Миниатюрная, всего 153 см ростом, но сколько в ней энергии!
Спасибо нашему кино, что есть такие великие актрисы.
______________
1. «Никогда нельзя расслабляться, даже достигнув больших высот»
Неважно, на какой ступени ты сейчас и какой ранг тебе присвоили, - все равно важно становиться еще лучше и делать что-то еще более ценное и достойное.
Просто ради интереса к жизни, ради любви к своей профессии, ради своей миссии.
2. «Единственной своей ошибкой считаю то, что три четверти жизни думала, что все у меня впереди»
Многие проживают так всю жизнь. Кажется, что завтра, через месяц, через год начнется настоящая жизнь, к которой вы себя и готовите.
Только это «потом» все никак не наступает. Зачем жить на черновик, зачем довольствоваться чем-то пресным, если можешь начать жить по-настоящему прямо сейчас.
3. «У кого-то работа, а у кого-то – судьба»
Конечно, это утверждение сложно наложить на каждую профессию и каждое дело.
Но если к чему-то лежит душа, если вы вкладываете в это душу, если видите какой-то особый смысл в этой деятельности, то как раз можно говорить о судьбе и о призвании.
4. «Долго сидеть в ожидании – это расточительно и несправедливо по отношению к своей жизни»
Это бесцельное разбазаривание вашего собственного ресурса.
Если долго сидеть без дела, то это самое безответственное и разрушительное по отношению к себе.
5. «Любовь – это влечение ума, души и тела. Получаются три главных компонента: уважение, дружба и желание»
Очень четкое и ясное определение любви. Три емких составляющих как раз и обрисовывают главное. Только мудрый, поживший и по-настоящему любивший человек может так ясно сформулировать.
6. «Если ты едешь только на то, что тебе «дал Бог», то скоро упадешь с коня»
Надо надеяться на себя и надо работать. Даже если на каком-то этапе обстоятельства складываются удачно, даже если есть возможность что-то взять легко, взять от кого-то доброго и щедрого.
Важно твердо стоять на ногах, просто быть самостоятельным. Как видите, даже очень талантливые и великие люди говорят о важности работы и независимости.
7 «Ангел Хранитель – это энергия любви всех тех людей, которые нас любили»
Вот еще одно определение от Алисы Фрейндлих. Очень необычный взгляд на этот феномен.
Пусть всех нас хранит энергия наших ныне здравствующих и ушедших близких.
8. «Когда человек осознает, что ему есть кому или чему себя отдать, - то он точно не одинок»
Он может быть не одинок, потому что у него есть дорогие близкие, которым он нужен.
А может быть не одинок, потому что у него есть любимое дело, призвание, собственные цели.
Человек, который сам наполняет свою жизнь разными полезными делами, не может считаться одиноким.
9. «Сколько живем – столько и понимаем, что не знаем себя до конца»
Нас испытывает жизнь, подбрасывая нам все новые и новые задачи.
Мы живем в таком нестабильном и переменчивом мире, когда никогда не знаешь, что будет завтра, через час и через минуту.
События и люди вокруг разные. И мы сами разные. Мы растем, развиваемся. А какие-то качества в нас уже есть. Может быть, просто не было подходящего случая, чтобы мы их проявили....
Вместе

Записки А. Вертинского

Однажды ко мне в купе (вагоны были уже забиты до отказа) положили раненого полковника. Старший военный врач, командовавший погрузкой, сказал мне:
— Возьмите его. Я не хочу, чтобы он умер у меня на пункте. А вам все равно. Дальше Пскова он не дотянет. Сбросьте его по дороге.
— А что у него?
— Пуля около сердца. Не смогли вынуть— инструментов нет. Ясно? Он так или иначе умрет. Возьмите. А там — сбросите...
Не понравилось мне все это: как так — сбросить? Почему умрет? Как же так? Это же человеческая жизнь. И вот, едва поезд тронулся, я положил полковника на перевязочный стол. Наш единственный поездной врач Зайдис покрутил головой: ранение было замысловатое. Пуля, по-видимому, была на излете, вошла в верхнюю часть живота и, проделав ход к сердцу и не дойдя до него, остановилась. Входное отверстие— не больше замочной скважины, крови почти нет. Зайдис пощупал пульс, послушал дыхание, смазал запекшуюся ранку йодом и, еще раз покачав головой, велел наложить бинты.
— Как это? — вскинулся я.
— А так. Вынуть пулю мы не сумеем. Операции в поезде запрещены. И потом — я не хирург. Спасти полковника можно только в госпитале. Но до ближайшего мы доедем только завтра к вечеру. А до завтра он не доживет.
Зайдис вымыл руки и ушел из купе. А я смотрел на полковника и мучительно думал: что делать? И тут я вспомнил, что однажды меня посылали в Москву за инструментами. В магазине хирургических инструментов «Швабе» я взял все, что мне поручили купить, и вдобавок приобрел длинные тонкие щипцы, корнцанги. В списке их не было, но они мне понравились своим «декадентским» видом. Они были не только длинными, но и кривыми и заканчивались двумя поперечными иголочками.
Помню, когда я выложил купленный инструмент перед начальником поезда Никитой Толстым, увидев корнцанги, он спросил:
— А это зачем? Вот запишу на твой личный счет — будешь платить. Чтобы не своевольничал.
И вот теперь я вспомнил об этих «декадентских» щипцах. Была не была! Разбудив санитара Гасова (он до войны был мороженщиком), велел ему зажечь автоклав. Нашел корнцанги, прокипятил, положил в спирт, вернулся в купе. Гасов помогал мне. Было часа три ночи. Полковник был без сознания. Я разрезал повязку и стал осторожно вводить щипцы в ранку. Через какое-то время почувствовал, что концы щипцов наткнулись на какое-то препятствие. Пуля? Вагон трясло, меня шатало, но я уже научился работать одними кистями рук, ни на что не опираясь. Сердце колотилось, как бешеное. Захватив «препятствие», я стал медленно вытягивать щипцы из тела полковника. Наконец вынул: пуля! Кто-то тронул меня за плечо. Я обернулся. За моей спиной стоял Зайдис. Он был белый, как мел:
— За такие штучки отдают под военно-полевой суд,— сказал он дрожащим голосом.
Промыв рану, заложив в нее марлевую «турунду» и перебинтовав, я впрыснул полковнику камфару. К утру он пришел в себя. В Пскове мы его не сдали. Довезли до Москвы. Я был счастлив, как никогда в жизни! В поезде была книга, в которую записывалась каждая перевязка. Я работал только на тяжелых. Легкие делали сестры. Когда я закончил свою службу на поезде, на моем счету было тридцать пять тысяч перевязок!
— Кто этот Брат Пьеро? — спросил Господь Бог, когда ему докладывали о делах человеческих.
— Да так... актер какой-то,— ответил дежурный ангел.— Бывший кокаинист.
Господь задумался.
— А настоящая как фамилия?
— Верти́нскАй.
— Ну, раз он актер и тридцать пять тысяч перевязок сделал, помножьте все это на миллион и верните ему в аплодисментах.
С тех пор мне стали много аплодировать. И с тех пор я все боюсь, что уже исчерпал эти запасы аплодисментов или что они уже на исходе.
Шутки шутками, но работал я в самом деле, как зверь...
©️ Александр Вертинский
Вместе

Andrii Ganul - Коротко про життя...



Короткі розмови...
*
Приезжий спрашивает таксиста в Одессе:
- Ну, как вы здесь живете?
Тот отвечает:
- Знаете, раньше мы жили хорошо. Сейчас - еще лучше. Но очень хотим, чтобы снова было хорошо.
*
- Вчера моя Циля сбежала от меня с моим лучшим другом Хаймовичем!
- С каких это пор Хаймович - твой лучший друг?
- Со вчера...
*
- Соломон Маркович, а почему ты не общаешься в соцсетях?
- Я психиатр. У меня такого общения на работе хватает.
*
- Где тебя черти носят?!
- Блин, ты их тоже видишь?
*
- Смотри, это видео о том, как я провожу свои выходные.
- Но это же фото, где ты лежишь на диване!
- Это видео.
*
- Как Вам последняя прочитанная книга?
- Да никак! Сюжет не раскрыт, много недосказанности, полунамёков… Какая мама? Какая рама? Нахера её мыть?
*
- А у нас хорошо, разбежишься, прыгнешь со скалы в море - бабах!
- Ты хотел сказать "бултых"?
- Ну, это когда прилив, тогда - бултых...
*
- Мадам, позвольте с Вами познакомиться?
- У Вас что, было мало разочарований в жизни?..
*
📸 Sofia Steinberg by Julien Martinez Leclerc
Вместе

Её биография полна драм, но она из них вылезла и заработала миллиарды долларов.




Её биография полна драмы, интересных и удивительных фактов, от которых у любого нормального человека пойдут мурашки по коже. Чего только стоят ужасы, которые пришлось пережить бедной Опре в детстве. Мать родила её в пятнадцатилетнем возрасте, поэтому до шести лет девочке пришлось жить у бабушки, которая часто била её за непослушание. Ходила Опра в обносках и водилась с плохими компаниями, зато её красноречию могли позавидовать сельские учителя (она даже выигрывала несколько конкурсов). С девяти лет Опра регулярно подвергалась приставаниям со стороны дяди, кузенов и их друзей, а также была неоднократно изнасилована. В 14 лет девочка забеременела, но ребенок родился мёртвым. Примерно в этом же возрасте Опра «подсела» на наркотики, включая тяжёлые, и злоупотребляла спиртными напитками. В общем, детство известной ныне телеведущей было не сахарным, но благодаря этому она стала сильной женщиной, которая сумела пережить все тяготы и невзгоды, получила признание телезрителей Америки и заработала миллиарды долларов.