January 24th, 2021

Бывает ли рак заразным?

Короткий ответ — да, но в крайне редких случаях. Если вы не тасманийский дьявол, перспектива заразиться раком вам вряд ли грозит.

Бывает ли рак заразным?

У этих животных семейства хищных сумчатых встречается лицевая трансмиссивная опухоль (то есть передающаяся от особи к особи), которая так и называется — лицевая опухоль тасманийского дьявола (англ. devil facial tumor disease, DFTD).

Collapse )

Ссылка на источник

Вместе

ШАГАЛ И БЕЛЛА

















По мосту брела словно тень девушка, движения ее были рассеянны и неловки. Их сковывали разочарование и разбитая мечта.
Берта Розенфельд была дочкой известного ювелира. Хорошее образование и прекрасные манеры подавали надежды родителям. Она свободно владела тремя языками (русским, идишем и французским), занималась в студии Станиславского, писала стихи и увлекалась философией. Девушка тонкой натуры мечтала стать актрисой и пыталась воплотить задуманное, уехав из Витебска поступать в театральное училище Санкт-Петербурга. И, о ужасное досадное недоразумение, сильно потянула ногу и вынуждена была с позором вернуться. Берта хотела танцевать, но не могла из-за травмы.
Она обреченно брела по Витебскому мосту с ощущением невозможности жизни.
В этот момент ее темные потухшие глаза встретились с обреченным взглядом, отчаявшегося быть понятым, молодого юноши, разуверившегося в себе художника.
На момент встречи в 1909 Берта и Мойша были примерно в одном состоянии фрустрации.
Казалось, им не суждено быть вместе: она – дочь богача ювелира, он – сын простого торговца, ей прочили карьеру актрисы, ему едва хватало денег на жизнь, ему за двадцать, ей всего четырнадцать.
Однако Две юные души сразу поняли, что созданы друг для друга.
Марк назвал ее Беллой. Они стали спасением душ друг друга и обнявшись крыльями начали свой полёт вверх.
Что писал Марк о своей прекрасной возлюбленной? «Она молчит. Я тоже. Она смотрит — о, ее глаза, я тоже. Как будто мы давным-давно знакомы, и она знает обо мне все — мое детство, мою жизнь, и что теперь со мной будет. Как будто бы всегда наблюдала за мной, как будто где-то рядом, хотя я ее видел в первый раз. И я понял — то моя жена. На бледном лице сияют глаза — большие, выпуклые, черные. Это мои глаза, это моя душа».
Белла была настоящей мечтой гения, готовой на жертву во имя мужчины. Она сразу показала возлюбленному, что готова идти за ним куда угодно, преумножая вдохновение. Не смотря на протест богатых родных против сына торговца селедкой, не смотря на 6 летнюю разлуку и пересуды. Она была верна своей любви и своему слову.
Любовь давала Шагалу вдохновение. Жажда творить вернулась к нему. Он верил, что все возможно, поэтому снова поехал покорять Санкт-Петербург.
Марк обещал Белле, что вернется знаменитым и достойным её, что обязательно женится на ней.
Настойчивость принесла плоды: Марка заметили в столичных еврейских кругах, ему стали помогать, а потом он очаровал Льва Самойловича Бакста, который на тот момент являлся главным художником Дягилевских сезонов. Бакст оплачивал самородку жилье, обучение и вообще всячески пытался его поддержать, потому что чувствовал в нем большую силу.
Но только Шагал успокоился и начал творить и развиваться, как его покровитель Бакст сказал, что отправляется во Францию с Дягилевским балетом. То есть только все наладилось — и опять удар. Шагал спросил: «Можно я поеду с Вами?» Бакст поинтересовался: «Сможешь грунтовать холсты для декораций?» Шагал заверил, что сможет. По правде он не умел этого делать, но быстренько научился и поехал в Париж. Это был поворотный момент в его жизни и карьере.
Он писал Белле письма, он разговаривал с ней во сне. Он писал ее на своих работах. Она была его музой до самой его смерти.
Во Франции искусство Марка Шагала заиграло новыми красками. Там он попал в «Улей»: легендарное арт-общежитие, где жили Модильяни, Хаим Сутин, часто бывал в гостях Пикассо, дружба с которым продолжиться почти 40 лет… В этом культовом месте рождалось искусство XX века. Но он держался одиночкой. И ни одна порочная грязь к нему не прилипла.
Многим работы французского периода кажутся странной фантазией, но сам Шагал говорил, что он не фантазер, а реалист. Просто его ви́дение мира очень отличалось от среднестатистического.
Именно в Париже Шагал взял себе новое имя Марк. Поскольку там к евреям отношение было не очень душевное, и имя имя должно быть без эффекта красной тряпки для антисемитов.
Когда он уехал во Францию, Белла ждала в Витебске ещё 4 года. Она была уверена – Марк любит ее и обязательно вернется. Ее отец хотел выдать Замуж. Но Белла поставила ультиматум: или в монастырь, или на кладбище, или за Шагала замуж. Отец сдался.
Всего Белла ждала Марка 6 лет!
В 1914 году Марк вернулся сделать предложение, и вскоре они поженились.
Этому посвящена картина «Свадьба» (1918): Белла с Марком обнимаются, а ангел пухленькими ручками закрепляет брак, заключая пару в объятия.
Серия «Любовников» зазвучала в творчестве Марка Шагала в годы Первой мировой войны во время пребывания в Витебске. Встреча с Беллой после долгой разлуки вдохновила художника на создание образа влюбленной пары, безмятежно парящей над городом, дарящей чувство бесконечной нежности и хрупкости.
Этот союз, наверное, самый прекрасный за всю историю искусства. Если посмотреть на отношения любого другого художника с женой или возлюбленной, там все время проскочит какая-нибудь интрижка или другой факт, омрачающий картину.
Во взаимоотношениях Марка и Беллы не было неровностей. Они эталонные.
Хотя, Шагал был жутким подкаблучником и ни одну работу не мог завершить без одобрения жены. Все ключевые решения в жизни тоже были за ней, но это всех устраивало. Белла была очень практичной женщиной, и это хорошо: когда муж постоянно летает в небесах, кто-то должен следить за бытом, чтобы вся семья не улетела туда же.
Потом, когда установилась советская власть, Шагала назначили комиссаром по искусству города Витебска, и он открыл Витебское художественное училище. Но он понимал, что в Советской России он не впишется в рамки официального искусства. В 1922 году они с Беллой сбежали во Францию и больше никогда не возвращались на родину.
Им удалось пережить мировые войны, нацизм и холокост, остаться при этом нежными, любящими и праздничными.
Они прожили вместе почти 30 лет, Проживая вместе каждое мгновение, растили дочь Иду.
В 1944 году умерла Белла. Из-за осложнений вследствие ангины она сгорела на глазах, и Шагал был просто повержен этим. Он оставил живопись на целых 9 мес. Это единственный период, когда он прекратил писать, хотя раньше всегда рисовал — даже на салфетке в ресторане, заканчивая есть суп. Проводив любовь всей жизни, он поставил на мольберт «Беллу с белым воротничком», смотрел на нее и не мог понять, как жить дальше.
На ней большая роскошная Белла стоит с опущенными глазами, а внизу — очень маленький Марк и их дочь Ида. Здесь четко прослеживается параллель с детскими творениями. Когда дети что-то рисуют, самое значимое они изображают большим, менее важное — маленьким. Центром жизни Шагала была Белла.
Марк пережил ее на 40 лет.
У него были ещё отношения и жены, и дети.
Но он до последнего дня продолжал вести диалог со своей Беллой, советоваться с ней как с живой, искать в ней вдохновение и утешения, черпать силы для радости в буднях!
Ведь Марк Шагал это прежде всего художник радости, светлый и легкий, это то, чего людям сейчас так не хватает.
🕊Времена нынче нестабильные и сложные, все живут с ощущением тревоги. В Шагале можно спасаться. Знаменитый художник, который прожил 97 лет, сохранил детскую чуткость и любознательность. Он пример того, как можно проходить трудности, сохраняя в сердце светлую радость, полет, и любить от сердца к сердцу💕.
С уважением,
Кузнецова Наталья