January 16th, 2021

look
  • mi3ch

они же психи

Из историй на Бусти

Хочу рассказать историю про человека, который изменил мир в лучшую сторону.



Сотни лет к людям с психическими отклонениями относились как к преступникам. Их держали за решеткой и переодически избивали. Иногда на них приходили посмотреть, как на животных в зоопарке.

Collapse )
Вместе

Далай Лама сделал эпохальное заявление о ненужности религий


Далай Лама сделал эпохальное заявление о ненужности религий
«Все мировые религии, придавая особое значение любви, состраданию, терпению, терпимости и прощению, могут способствовать развитию духовных ценностей, и делают это. Но сегодня мировая реальность такова, что привязывание этики к религии более не имеет смысла. Поэтому я всё больше убеждаюсь в том, что пришло время найти способ в вопросах духовности и этики обходиться без религий вообще», - эти слова Далай Лама написал на своей странице в Facebook.
Тибетский религиозный лидер процитировал слова из своей книги «Вне религии. Этика для целого мира», которую он опубликовал в 2011 году и в которой он утверждает, что религия сама по себе не может обеспечить благополучное разрешение мировых трудностей.
«Любое, основанное на религии, решение проблемы нашего пренебрежения внутренними ценностями никогда не сможет быть универсальным, и, соответственно, будет неподходящим. Что нам нужно сегодня - это такой подход к этике, который не обращается за помощью к религии и может быть одинаково приемлемым и для верующих и для неверующих: это светская этика», - написал он.
Вместе

Знаки в нашей жизни. ТИМОШКА. - Алена Богатая

Знаки в нашей жизни. ТИМОШКА.
Когда мне было пятнадцать лет, отец притащил домой дворового щенка. Это был потрясающе красивый щенок, хоть и не породистый, не титулованный. Он быстро всему учился и отличался примерным поведением. С родителями он легко нашёл контакт. Отец и мать души в нем не чаяли и меня, честно говоря, это иногда подбешивало.
Вообще странный был пёс. Никогда ничего не грыз дома, в туалет — строго на улицу. Все команды выполнял на раз, знал — на кого лаять, а перед кем повилять хвостом. И взгляд такой умный-умный, будто вот-вот заговорит. Но у меня почему то с ним сложились очень странные отношения. Он то ласковый ко мне, то скалится. Бывало даже мог облаять или цапнуть, притом без каких-либо причин, за что, естественно, получал.
Я много раз говорил отцу, чтобы он выгнал ненормального пса. Но тот сразу обрубал мои просьбы словами: «Тебя-то выгнать, лодыря, не можем, а ты хочешь такого умного пса бросить». Так и приходилось мне с ним уживаться.
Со временем я заметил интересную закономерность: пёс начинает странно себя со мной вести только в случаях каких-то моих провинностей. Стоило мне прийти домой «под мухой», как тот сразу начинал на меня лаять. И никак не мог угомониться, поэтому приходилось запирать его на балконе. Или если мне звонил один из моих друзей, что приторговывал запрещёнными курительными продуктами. Когда я пришел домой со своего «первого дела», пёс был как заведённый. Он бросался на меня, укусил за голень, лаял как ненормальный и мне пришлось его выгнать на улицу.
— Отец! Ты видел?! Ты видел, что твоя дурацкая псина творит?!
Но отец был спокоен и неприступен как камень.
— Он просто чует недоброе. Вот ты где был?
— С друзьями, — мямлил я. — Так вот о чем я и говорю: твои друзья тебя под откос поведут, и ты с ними погрязнешь в проблемах. Я видел эти лица — в них сплошная пустота! — твердил мне отец, выставив вперед указательный палец. Но я, естественно, не слушал: куда мне, я же взрослый, самостоятельный.
Шли годы. Я взрослел, пёс старел. Мои дела шли в гору и денег становилось всё больше, но съезжать от родителей я не хотел. Не то, чтобы я был криминальной личностью, но в наших делах было мало законного. Мы занимались «недвижимостью», как я это называл. Искали слабовольных людей и всякими разными методами выселяли их из их квадратных метров, а потом продавали квартиры.
Через какое-то время нам подвернулся один очень привлекательный заказ на трёхкомнатную квартиру в центре. Жили там какие-то алкаши и денег можно было срубить быстро и много. Я, как обычно, позавтракал, собрал все необходимые документы и уже было хотел выходить, как ко мне подбежал наш пёс и жалобно так заскулил. Ни разу его таким не видел. Он тянул зубами мои брюки, плащ, словно не пуская на улицу. Покусывал ботинки, преграждал мне путь.
Он уже был очень старым и жить ему оставалось очень мало. Это была очень странная и трогательная картина. Я долго не мог выйти из дома. Но в конце концов не выдержал и начал кричать на него. Тогда он посмотрел мне прямо в глаза. Я увидел эти маленькие стеклянные шарики и замер. Они были такими родными, такими мудрыми, словно кричали мне: «Стой!!!».
Но я, наконец, смог отпихнуть собаку от двери и вышел. Дело прошло успешно. Всё получилось даже слишком просто. Но когда я пришел домой, то встретил на пороге отца, у которого из глаз текли слёзы.
— Что случилось? — спросил я его. Отец вообще редко плакал, я даже не помню, чтобы это хоть раз было при мне, но сейчас он был сам не свой.
— Тимошка умер… — сказал он и заплакал навзрыд. Мне стало неловко, я не знал как себя вести. Отец обнял меня и продолжал плакать.
А через неделю случилось следующее. К нам в дверь позвонили. Это был наряд полиции. Меня повязали и отвезли в суд. Мои товарищи сдали меня с потрохами. Наша схема оказалась подставной. Меня решили сделать козлом отпущения.
А дальше была тюрьма. Там-то я и начал свою новую жизнь. Точнее закончил предыдущую. Мутные связи, тюремные разборки, наркотики — я падал всё ниже и ниже. Когда я вышел из тюрьмы, то уже не знал, что делать и как обозначить себя в обществе.
Прошло столько лет... И я ничего не смог придумать кроме как продолжить заниматься криминалом. В итоге тюрьма стала моим постоянным местом жительства, и через несколько лет после очередной отсидки я решил снова пойти на крупное дело, чтобы навсегда покончить со всем. Мне нужно было заработать много и быстро. Всё закончилось слишком легко: пять ножевых, одно из которых было в сердце…
Я умирал в грязной луже где-то за гаражами. Моя жизнь крутилась перед глазами, словно цветные стеклышки в калейдоскопе. Я закрыл глаза. Не помню, через какое время я открыл их снова и почувствовал, как меня гладит по голове что-то шершавое. Это оказался язык. Собачий язык. Язык моей новой мамы. В новой жизни я стал собакой ....
Это было прекрасно! Наконец всё закончилось; жизнь человека, который только и делал в жизни, что ошибался, отпустила меня, и я могу спокойно существовать, не зная душевных бед.
Но в один прекрасный день, кога я бегал под тёплым весенним солнцем, гоняя голубей, что постоянно приземлялись неподалёку от наших труб, ко мне подошел мужчина и взял на руки. От него очень здорово пахло табаком и сладким кофе. Я посмотрел в его глаза и что-то кольнуло меня в сердце. Они были очень знакомы мне, словно мы когда-то уже встречались.
— Тимошка, вот как я тебя назову! Пошли домой, нечего тебе слоняться по улице, а то ещё проблем не оберёшься.
/Александр Райн/
Вместе

Найдено африканское племя людоедов говорящее на чистейшем русском языке

Найдено африканское племя людоедов говорящее на чистейшем русском языке



Жестокое племя людоедов, которое общается на чистейшем русском языке обнаружено Международной научно-исследовательской экспедицией «Африканское кольцо». Об этом сообщил научный руководитель экспедиции, заведующий кафедрой африканистики СПбГУ Александр Желтов.
По словам собеседника агентства, племя обнаружено в Восточной Африке, недалеко от границы с Танзанией. «Эти люди довольно опасны, так как всех людей воспринимают как еду, — рассказал А. Желтов. — Во время контакта экспедиции с ними, мы держали наготове оружие для самозащиты.
Впрочем, вождь племени понимал, что конфликт с нами ему не выгоден. Племя ничем не вооружено, кроме палок и камней, а у нас были охотничьи ружья — почти у каждого члена экспедиции». Безоружным путешествовать по дикой Африке очень опасно, — пояснил собеседник агентства.
«Самым большим сюрпризом для нас оказалось, что родной язык племени — русский, — рассказал А. Желтов. — Причем, с нами в экспедиции была академик, зав. кафедрой Института русского языка Вера Ильинична Борисоглебская, так она утверждает, что племя говорит на чистейшем, красивом русском языке дворян XIX века, на котором говорили Пушкин и Толстой».
Когда племя людоедов предлагало гостям попробовать их фирменное блюдо «Зажаренное на костре мясо врага», они спрашивали «Не угодно ли будет покушать, любезные гости?». А когда участники экспедиции отказывались, людоеды сокрушались: «Ах, как нам жаль, право». «Мы пробыли в гостях у племени русских людоедов полдня, — рассказал А. Желтов. — Но мы так и не выяснили, почему они говорят по-русски». Этот вопрос еще предстоит выяснить ученым.
«Испокон века наше племя говорит на этом могучем, прекрасном и великом языке», — передает А. Желтов слова вождя племени. По словам собеседника агентства, численность племени идет на убыль. Это уникальное племя людоедов, говорящих по-русски, ведет свою Летопись.
Согласно сделанным там записям, пять лет назад их было около тысячи, в прошлом году чуть менее двухсот, а сейчас осталось только 72 человека.
«Они едят друг друга», — пояснил собеседник агентства.