Slava Ryndine (vdryndine1939) wrote,
Slava Ryndine
vdryndine1939

Categories:

Один знакомый социолог обращается к разным людям с вопросом о ценностях 90-х

"Один знакомый социолог обращается к разным людям с вопросом о ценностях 90-х и о том, что с ними стало. Обратился и ко мне...


1. Я выходец из советских интеллигентских кругов, где оппозиция власти была чем-то само собой разумеющимся. Глубина, самостоятельность и последовательность этой оппозиции отличались в разных компаниях, но линия поведения совпадала.
2. С печалью, но и с некоторой гордостью мы думали, что нас, таких умных, мало; уличные шествия и прочие события конца 80-х и начала 90-х показали, что довольно много.
3. Мы всем сословием стали пользоваться свалившимися на нас благами - свободой слова и свободой передвижения.
4. Поскольку мы никогда не видели свободы вблизи, то и обращались с ней, как обезьяна с пылесосом, не понимая, что свобода не сплошь права, но по преимуществу – обязанности, а когда спохватились, оказалось, что время упущено и погоду делают совершенно другие люди. А тогда в 90-е интеллигентские столичные круги действительно были провластным сословием: многие из нас находились на расстоянии одного-двух рукопожатий от Гайдара, Чубайса, Явлинского и т. п.
5. Большим сословным грехом тех лет я считаю терпимое отношение ко всякого рода несправедливостям и подтасовкам, если они совершались во имя чего-то по сословным понятиям исторически целесообразного и хорошего. Здесь интеллигенция разменяла свои главное достояния – здравый смысл, вкус, порядочность. И тогда пробил час профессиональных шулеров – они и вытеснили дилетантов из власти. (Я не журналист и фактами не располагаю, но так мне видится ситуация тех лет).
6. Хотя мы могли бы иметь в виду, что долг интеллигенции – просвещение, но почему-то большинство из нас по лености и гражданскому инфантилизму доверили просвещение рынку.
7. Нарастающее разочарование в демократии отечественного образца вызвали во мне сомнения в том, что установление цивилизованной демократии не требует силового вмешательства. Помню, что я приводил пример туристического трамвая в Сан-Франциско, который всю дистанцию идет по рельсам, но на начальном и конечном пунктах его устанавливают и разворачивают вручную.
Еще я цитировал Льва Шестова: «От копеечной свечи Москва сгорела, а Распутин и Ленин — тоже копеечные свечи — сожгли всю Россию». В том смысле, что раз личность так много значит, то на этот раз может и повезти с личностью, если найдется человек, который сумеет поставить страну на демократические рельсы, пусть даже для этого придется на время ограничить какие-то свободы. (Рассуждая так, я не имел в виду Путина – вряд ли я тогда знал о его существовании, не говоря уже о заведомой сословной неприязни к выходцам из органов госбезопасности.)
8. Окажись я сейчас с моим нынешним опытом в 90-х, я бы постарался:
настойчивей следовать собственным принципам, независимо от того выгодно это или невыгодно с точки зрения «прогресса», «демократии», сдерживания «красно-коричневой угрозы» и т. п. – вообще, не строить из себя политика, вести себя по мере сил интеллигентно;
иметь в виду, что хорошие книги и честные учебники лежат в магазинах мертвым грузом, пока кто-то не доведет их содержание до сведения соотечественников, то есть, не займется по мере сил просвещением.
А если не займется, то будет чувствовать ответственность и вину за свое неучастие.
Пожалуй, этого и довольно для частного человека."

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments