?

Log in

No account? Create an account
Вместе

Тест.5.2

177.

Повезло этому Рындину

Кто-то из друзей моей дочери обронил на её описание нашей жизни в ЮАР типа: «повезло твоим старикам!»

Интересная «точка понимания»… Наверное, человек не читал ни про мои годы в медицинском училище в Потешном переулке, ни про мою работу санитаром в 1-й градской, ни про службу в армии, ни про работу фельдшером, ни про военно-медицинскую академию и 2-й мед, ни про две диссертации, ни про годы по 8–10 дежурств в месяц в московских больницах, ни про Нигер, ни про Луанду и полные ужаса три месяца в центре воюющей Анголы, ни про учёбу медицине заново на английском языке в Свазиленде, ни про экзамены…

Вот сейчас очень к месту интересные стихи из книги экс-советского профессора ортопедической хирургии Владимира Голяховского «Русский врач в Америке».

Мужская седина

Ты спрашиваешь, что причиной,

Что я так рано поседел?

Мужчина должен быть мужчиной.

Ответственность — его удел.

Пред ранней старостью в испуге

Смешно мужчине унывать;

Чтоб мир в подарок дать подруге,

Мужчина должен мир создать.

Не берусь судить о художественных достоинствах стихов — может, это просто зарифмованная проза… Но в целом я с Голяховским согласен.

178.

Опять мысли за рулём: что необходимо для удержания хвоста пистолетом

Моя дочь Анна  говорит друзьям, что за доставшуюся ей при ещё живых родителях квартиру в Москве сейчас можно получить аж 100 000 долларов… Ну, и за мой дом в Лимпоповии — достояние двух стариков и Дениса с Ксенией — можно получить где-то под 150 000 баксов. Но ведь ни Нюрку, ни кого-то из нас четверых нельзя назвать богатыми — это просто необходимый элемент нашего существования.

Наш дом — составная часть моего бизнеса, который сейчас называется «частная хирургическая практика». И я не могу ни уволить мою чёрную «рабыню» Кэтрин, ни прекратить белить забор и поливать сад, ни отказаться от кондиционера в кабинете, ни продать машину, ни отказаться от мобильников, Интернета… Господи, чего там ещё дорогостоящего? — это изуродует мой имидж частного хирурга, скажется на моём скромном доходе.

Любой частный бизнес — и медицина не является исключением — требует вложений капитала. Больше вложишь — больше получишь. И наоборот, естественно… С другой стороны, больше вкладываешь — меньше спишь: Ах, как бы всё это не убежало от меня!

Как выяснилось при доследовании, основной причиной отказа мне в продлении контракта госпиталя с пенсионером стал рабочий эпизод, в котором я направил в частный госпиталь попавших в дорожную аварию работников парламента ЮАР, включая одного члена парламента. Нашему одинокому малоповоротливому эфиопу-ортопеду в ту ночь было просто не справиться с восьмью операциями на костях. Дело дошло до премьера провинции, и тот всыпал нашему главному менеджеру: «Как так? Центральное правительство вкладывает в ваш госпиталь столько средств!»

Короче, козлу отпущения всыпали…

И хотя мне страшновато оставаться без регулярных 5000 US $ зв месяц чистыми, но дело к этому шло… И если уж пробовать себя полностью в частной практике, то нужно именно сейчас — с каким-то запасом сил.

По поводу пенсионного фонда мои опасения не оправдались: мне после выдирания налогов выплатили 50 000 долларов. Это уже хорошо — голодная смерть в ближайшие 5 лет не грозит.

Теперь можно «бежать» (это идёт от английского «to run private practice») частную практику. «Бег» выпал на очень удачное время — все три местных частных хирурга с удовольствием ушли в рождественско-новогодние каникулы, оставив на меня свою практику. Обнадёживающий факт. Я, разумеется, понимаю, что эта лафа не на все времена — вернутся из отпуска господа, и всё пойдёт своим чередом. Но есть надежда, что у кого-то из больных в голове останется моё имя.

179.

Ах, эти жёлтые глаза

Больного привезли под вечер из Thohoyandou, столицы земли  Venda peaople , что в 180 км от моего дома. Семья из шести человек расположилась в моей приёмной.

— Кто будет со мной говорить? — обращаюсь к семье.

С кресла поднимается высокий представительный мужчина:

— Я — старший брат больного.

— Вы должны понимать, что я — хирург. Я лечу больных ножом. Для моих операций нужен госпиталь, который очень дорого стоит. У больного есть медицинская страховка?

— Доктор, у него нет страховки, но мы будем платить вам «кэш», наличными.

— Ну, хорошо… Чем я могу вам помочь? Что с вашим братом?

— Доктор в Thohoyandou сказал, что у брата камень в жёлчном пузыре. Если это камень удалить, брат поправится.

Я не люблю такого сочетания — при отсутствии медицинской страховки больной твёрдо ориентирован на операцию.

Во-первых, обычно на такую «необходимость» операции указывает GP просто на основании ковыряния в собственном носу — других способов диагностики у него нет.

Во-вторых, даже если операция и действительно показана больному, то стоимость её в десять раз и более превышает финансовые возможности семьи.

Осматриваю больного: выраженная желтуха и старые расчёсы на коже, умеренная боль в правом подреберье, где сквозь толстый живот много не прощупаешь и не проперкутируешь.

На представленной плёнке УЗИ действительно виден большой камень в жёлчном пузыре — иногда и такой одинокий камень может вызвать желтуху.

Сегодня определение этой редкой патологии Mirizzi's syndrome можно найти в считанные секунды по Интернету, не поднимаясь с кресла, а при наличии «крутого» мобильника свою связь с мировой научной сокровищницей можно продемонстрировать больному у его постели.

--------------------------------------------------------

*Mirizzi P.L. (1893–1964) — аргентинский врач.

О состоянии жёлчных протоков по плёнке судить трудно, а описанию GP хирург не может (и не должен) верить.

Никаких анализов крови нет.

— Леди и джентльмены, больного нужно дополнительно обследовать. Время позднее, я не могу ни просить рентгенолога повторить УЗИ печени и жёлчных протоков, ни сделать срочно анализы крови. Госпитализировать больного в частный госпиталь для возможной операции для вас будет очень дорого: с вас запросят не менее 20 000 рандов депозита.

Я предлагаю вам госпитализацию в провинциальный госпиталь на правах моего частного больного. Если действительно нужна будет операция, то стоимость услуг анестезиолога, моего ассистента и моих будет около 5000 рандов, с оплатой сегодняшней консультации и моих ежедневных визитов в госпиталь это составит 6000–7000 рандов. О стоимости услуг госпиталя я ничего вам сказать не могу — я сам не знаю.

— Хорошо, доктор, мы согласны… — заявляет брат пациента.

— Деньги не имеют значения — я жить хочу, — добавляет сам больной.

Еду с пациентом в провинциальный госпиталь, где я имею право лечить моих частных больных. Час уходит на писанину бумаг, забор крови — всё это в частном госпитале заняло бы у меня не более 15 минут.

На другой день обнаруживаю на постели больного его толстую старую историю болезни с чётким, обоснованным десятком анализов и индустриальных исследований, диагнозом: Гепатит В. Цирроз печени. Гепаторенальный синдром*.

— Во, блин, влип бы я со своей операцией…

Гепаторенальный синдром — форма почечной недостаточности, которая развивается у пациентов с острыми и хроническими заболеваниями печени (острой и хронической печёночной недостаточностью, циррозом печени с портальной гипертензией) при отсутствии почечной патологии (хронических заболеваний почек, обструкции мочевыводящих путей, приема нефротоксических препаратов).

180.

Ах, пупочная ущемлённая грыжаподумаешь, невидаль

Эту симпатичную бабульку (хотя какая там «бабулька» в 56 лет?) мне прислал в прошлую пятницу вечером грамотный GP чистейших африканерских кровей с диагнозом «ущемлённая пупочная грыжа» и словами заверения:

— Доктор Рындин, ей нужна срочная операция.

«Бабулька» жаловалась на сильные боли в области пупка, где выпячивалась понятная даже студенту грыжа примерно 20х20 см размерами.

Грыжу пощупать погрубее пациентка не давала:

— Больно, доктор!

Жаловалась также на рвоту, которая появилась сегодня утром вместе с болями в области «грыжи»… Ну, ещё голова у неё болела (Ах, у кого в таком возрасте не болит голова!).

— Какими ещё болезнями страдаете?

— Диабет. Гипертония.

— Ну, с этим мы сейчас справимся. Вот я позвоню доктору Jannsh , специалисту по диабету и гипертонии, он вас быстро подготовит к операции по поводу вашей грыжи. А оперировать её надо — в ней кишка, вероятно, ущемилась. Сейчас кишка живая, а завтра будет мёртвая. Мы не можем операцию откладывать на завтра. OK?

— I have no problem with it, — охотно соглашается «бабулька». — Если только это поможет мне, то я согласна на операцию.

— У тебя-то, бабулька, нет проблем. Проблемы есть у меня, — забубнил я сам себе под нос, рассматривая доставленные мне анализы крови, в которых чрезмерно высокий уровень глюкозы и все признаки диабетического кетоацидоза*.

-------------------------------------

Диабетический кетоацидоз — острая диабетическая декомпенсация обмена веществ, проявляющаяся резким повышением содержания глюкозы и концентрации кетоновых тел в крови, появлением их в моче, вне зависимости от степени нарушения сознания больного, и требующая его экстренной госпитализации.

Больную мы положили в отделение интенсивной терапии, где на следующее утро я нашёл её с мягким безболезненным животом…

Господи, да сколько же можно наступать на эти чёртовы грабли?

За несколько секунд Гугл выдал мне информацию:

«…1 520 000 публикаций по теме «abdominal pain in diabetes»

181.

Лечи больного, а не рентгенограмму

Молодой бур попал в автодорожную аварию. Меня к нему вызвал кубинец, совладелец машины скорой помощи. Парень был очень плох. Похоже, что у него разрыв печени. Вызывают рентгенолога для Ultra-Sonar CT органов брюшной полости.

- Wow… — застонал Jan — Это парень не жилец — у него большой разрыв печени.

В государственном госпитале этому больному ни один анестезиолог не дал бы наркоз… В частном госпитале мы взяли больного на стол в пределах часа.

Крови более двух литров. Огромные разрывы печени. Но что радостно — печень уже не кровила!!! Знал бы я об этом до операции, ни за что нее стал бы открывать живот. Положил я на печень несколько специальных огромных салфеток, осушил живот и быстро-быстро ходу из него. Через три дня открыл живот у больного опять и салфетки убрал. Больной выписан. Понятно, что я не стал скрывать от больного (и сестёр, естественно) прогноз рентгенолога.

                                            ***

В день своего 70-летия я прикрыл свой блог «Письма Айболита», из которых была  составлена эта книга. Просто подумал, что для  публикации книги  нужно же было когда-нибудь  остановиться писать.

Но я продолжаю работать и писать.

Ну, а поскольку после 70-ти  лет гормональный взгляд на жизнь меняется, то своей писанины я  создал другой блог с названием «Записки Айболита»  - http://vdryndine1939.livejournal.com/ .

эпиграфом для  которых я беру гарик Губермана:

Утучняется плоть.

Испаряется пыл.

Годы вышли на медленный ужин.

И приятно подумать,

Что всё-таки был

И кому-то бывал даже нужен...

Если настоящая книга найдёт покупателя, т.е. читателя , то можно будет сказать –

                            (продолжение следует)

Comments

test is readed and passed.
waiting for continue. :)
Спасибо, что подобрали меня...
Это собственно последния часть из моей книги, которую я сокращаю и адаптирую для перевода на английский...
По мере редакции английской версии книги я буду её выставлять в ЖЖ...