?

Log in

No account? Create an account
Вместе

Высоцкий в Германии - Марк Цыбульский (США). 1

Марк Цыбульский (США)
(Copyright © 2003-2014)

Володя Высоцкий в детском санатории. Бад-Эльстер, Германия, май-июнь 1948 г.        Среди многих стран, которые посетил на своём веку Владимир Высоцкий, Германия занимает, в какой-то степени, особое положение. Германия была первой страной, в которой он побывал. Через много лет, впервые выехав за рубеж с Мариной Влади, именно в немецком городе испытал он первый шок от сравнения "двух миров – двух систем". И из этой же страны вернулся Высоцкий на родину в июне 1980-го, – чтобы уже больше никогда не покидать её...

        Высоцкий бывал в Германии часто, – вероятно, не менее полутора десятков раз. Самая же первая его поездка началась 2 января 1947 г. В тот день Володя с отцом и мачехой выехал из Москвы в город Эберсвальде-Финов (Eberswalde-Finow), где майору С.Высоцкому предстояло продолжать службу. (Мог ли кто-нибудь предположить, что через много-много лет путеводитель по городу – "Fremde heimat Eberswalde?", 2003 – будет сообщать об этом туристам, как о событии большой важности?) Володя Высоцкий с отцом Семёном Владимировичем и мачехой Евгенией Степановной Лихалатовой. Эберсвальде-Финов, Германия, 1948 г.

        О двух с половиной годах, которые семья Высоцких провела в Германии, известно немного. Да, впрочем, что тут особенно вспоминать. Высоцкий-отец ходил на службу. Высоцкий-сын учился в школе с детьми других офицеров.

        Очевидно, одно время в семье предполагалось, что Володя пойдёт по стопам отца. В письме к матери 19 мая 1948 года Высоцкий писал: "24 мая я уезжаю на курорт в Бадельф.(Правильно – Бад-Эльстер. Кстати, это письмо даёт возможность точнее датировать снимки, сделанные в детском санатории, – М.Ц.). Меня примут в Суворовское училище, если я здам конкурс лучше всех". (Орфография и пунктуация Высоцкого сохранены).*1 Больше о возможном поступлении Высоцкого в суворовское училище нигде не упоминается.

        Родители хотели обучить его игре на фортепьяно. Как вспоминал через много лет С.Высоцкий, немецкий учитель музыки считал, что у Володи был абсолютный слух.





       Правда, сам Володя предпочитал более активный досуг. Он обожал кататься на велосипеде, плавал в речке Финов. "После школы пропадал в лесу, они с ребятами взрывали там патроны и порох. Однажды прибежал домой с обожжёнными бровями и коленками", – рассказывал через много лет С.В.Высоцкий.*2 Как и другие мальчишки, – любил общаться с солдатами. г.Эберсвальде-Финов, Мариен Вердер штрассе, 1948 г. Фото – на сайте ''Goratchok.narod.ru''

        Через много лет один из тех, с кем учился Высоцкий в Эберсвальде, прислал письмо в редакцию московского еженедельника "Семь дней".*3 Автор письма, В.Свелокузов, обвинил Высоцкого не более, не менее, как в плагиате!

        Среди советских солдат эберсвальдского гарнизона был один, которого мальчишки звали дядя Яша. Этот дядя Яша играл на гитаре и пел песни собственного сочинения. По мнению Свелокузова, одну из этих песен – "От границы мы Землю вертели назад..." Высоцкий почти полностью взял у дяди Яши, заменив лишь некоторые слова, которые не запомнил.

        Редакция "Семи дней" просто поместила письмо, никак его не прокомментировав. А жаль, поскольку обвинение серьёзное и отмахиваться от него только потому, что обвинили в плагиате не кого-нибудь, а крупного поэта, вряд ли допустимо.

        Известно, что в молодые годы Высоцкий к написанию песен относился не слишком серьёзно и охотно пел чужое. Сохранились фонограммы его исполнения "Товарища Сталина" Ю.Алешковского, "Чувствуем с напарником..." А.Галича, "Бабьего лета" И.Кохановского, многих песен, чьё авторство установить не представляется возможным. "Песни дяди Яши" среди них, однако, нет.

        Вряд ли было бы разумным для Высоцкого сначала получить всесоюзную славу, а потом запеть чужую песню, выдав её за свою. Были в Эберсвальде и другие мальчишки, и другие солдаты, так что обвинение в плагиате было бы реальной опасностью. И с каким удовольствием напечатала бы его советская пресса!

        Не сомневаюсь, что письмо Свелокузова является обыкновенным пасквилем. Много находилось людей, желавших хоть бочком примазаться к славе Высоцкого. Свелокузов – один из них, просто он использовал довольно необычный приём.

        Ранней осенью 1949 года Высоцкие вернулись в Москву. Следующего свидания с заграницей предстояло ждать ещё долгие годы. Лишь в 1973 году Владимиру Высоцкому, благодаря хлопотам его супруги, удалось выехать за рубеж.

        Супруги ехали на автомобиле по маршруту Белоруссия – Польша – ГДР – ФРГ – Франция. Первым "капиталистическим" городам на их пути стал Западный Берлин.

        В книге "Владимир, или Прерванный полет"*4 Марина Влади так вспоминает об этой эпизоде: "В конце улицы мы останавливаемся у витрины продуктового магазина: полки ломятся от мяса, сосисок, колбасы, фруктов, консервов. Ты бледнеешь, как полотно, и вдруг сгибаешься пополам, и тебя начинает рвать. Когда мы, наконец, возвращаемся в гостиницу, ты чуть не плачешь: "Как же так? Они ведь проиграли войну, и у них всё есть, а мы победили, и у нас нет ничего!"

        Можно с немалой долей уверенности предположить, что на самом деле первое свидание Высоцкого с Западом не было окрашено в такие мрачные краски (в книге Влади огромное количество всякого рода неточностей и преувеличений), но несомненно, что есть в этом описании и немалая толика правды.

        Для такого предположения есть серьёзное основание, а именно – дневник самого Высоцкого, который он вёл зимой 1975 г. Это был уже третий его выезд за рубеж (второй был весной 1974 г.), причём, по знакомому уже маршруту. Однако почитаем, как описывает Высоцкий свои ощущения в Западном Берлине:

        "Никто не бьёт стекла и не ворует. Центральная улица – Курфюрстенштрассе – вся в неоне, кабаках, автомобилях. (На самом деле улица носит название Курфюрстендамм, это неточность Высоцкого, – М.Ц.) Вдруг ощутил себя зажатым, говорил тихо, ступал неуверенно, то есть пожух совсем. Стеснялся говорить по-русски – это чувство гадкое, лучше, я думаю, быть в положении оккупационного солдата, чем туристом одной из победивших стран в гостях у побеждённой.
        Даже Марине сказал, ей моя зажатость передалась. Бодрился я, ругался, угрожал устроить Сталинград, кричал (но для двоих) "суки-немцы" и так далее. Однако я их стесняюсь, что ли? Словом – не по себе, неловко и досадно".
*5

        Как мы видим, первые поездки Высоцкого в Германию были довольно краткими, основной целью был конечный пункт путешествия – Париж. Тем не менее, определённое представление об этой стране у него сложилось. В декабре 1975 г. он ответил на вопросы корреспондента телевидения ФРГ, сделавшего целую передачу о российском поэте. На вопрос, бывал ли он на Западе, Высоцкий ответил так:

        "Да, я был несколько раз. И в ФРГ тоже, к сожалению, – проездом. Но, во всяком случае, я всё-таки некоторые интересные города – например, Кёльн – видел неоднократно. У меня там даже есть такие сентиментальные места, где я люблю бывать. Был я ещё в нескольких городах, из которых больше всего запомнился Геттинген. Тоже проездом, правда, но всё-таки я там провёл два дня и ночь".*6 ''Мерседес-380'' выпуска 1974 г.

        В 1976 г. Высоцкий снова приезжает в Германию. На этот раз кроме туристических целей есть и практическая – покупка "Мерседеса". Эта машина – "Мерседес-380" 1974 года выпуска – была куплена в Мюнхене и зарегистрирована в Краснопресненском ГАИ г.Москвы 8 июля того же года. (Информация Л.Симаковой, детально исследовавшей "автомобильную" тему).*7 Машина была куплена при посредстве Р.Фрумсона, которого Высоцкий знал ещё в Москве. Роман Фрумсон (слева) во время церемонии бракосочетания.Фото опубл. в газете ''Новое русское слово'', Нью-Йорк, 17.03.1998 г., стр.7.

        Фрумсон был преуспевающим бизнесменом и коллекционером предметов искусства. Позднее его серьёзно подвели инвестиции на российском рынке и, в конце концов, он разорился. В феврале 1998 года его убили.

        А тогда, в 1976 г., он был, что называется, на коне. По информации вышеупомянутой Л.Симаковой, после смерти Высоцкого машина, купленная с помощью Фрумсона, была продана в Абхазию. Может, и сегодня кто-то на ней ездит...

        Кстати, другой "Мерседес" Высоцкого (450-я модель), был тоже куплен в Германии, но позднее – летом 1979 г. На нём Высоцкий приехал в Москву, но пользовался недолго – разбил зимой 1980-го. Восстановили его уже после смерти поэта и продали через комиссионный магазин.

        Вернёмся, однако, в середину 1970-х гг. Высоцкий продолжал регулярно бывать в Германии. В феврале 1978 года в восточногерманских городах Берлине и Ростоке проводился международный театральный фестиваль "Диалог", посвящённый 80-летию Б.Брехта. Театр на Таганке был приглашён показать свой знаменитый спектакль "Добрый человек из Сезуана". Ю.Любимов и В.Высоцкий. Берлин, февраль 1978 г. Фото опубл. в кн. В.Смехова ''Живой, и только!'', Москва, 1990 г.

        Советская печать "Таганку" не жаловала всегда и о выступлении москвичей в Германии не напечатала ни слова. Мы, однако, располагаем статьёй польского журналиста Г.Синко "Брехт на берлинской сцене", где, в частности говорится: "Московскому "Доброму человеку из Сезуана" уже 14 лет, но он удивляет своей свежестью... Янг Суна играет Владимир Высоцкий. Спектакль столь мастерски поставлен и живо сыгран, что вызывает восхищение. Ничего странного в том, что спектакль был принят в Берлине великолепно".*8

        Рассказывал об успехе "Таганки" в ГДР и сам Высоцкий: "Сейчас мы возили его (спектакль, – М.Ц) в ГДР... Там были все театры немецкие, и только единственный театр был приглашён из-за рубежа – это наш театр со спектаклем "Добрый человек из Сезуана" (это неточно – на фестивале были и другие зарубежные театральные коллективы, – М.Ц.). И прозвучал он там так, как будто был поставлен только что, как будто это самый свежий спектакль нашего театра. На приёме, устроенном мэрией г.Ростока, февраль 1978 г. Фото опубл. в кн. И.Рогового ''О Владимире Высоцком'', Москва, 1995 г.
        Вы не можете себе представить реакцию зрителя, воспитанного на Брехте, который видел столько брехтовских постановок, сколько мы с вами за всю жизнь не увидим. И как они его приняли – и профессионалы, и зрители. Это было удивительно! И у нас было как бы второе дыхание. У меня такое впечатление, что мы играли там, в Берлине, эти спектакли, как будто бы в первый раз".
*9

        Но были у Высоцкого в ГДР и впечатления совсем иные... Рассказывает болгарский актёр М.Киселев, служивший в то время в Софийском молодёжном театре, который тоже приехал на фестиваль Брехта:
        "Мы жили в одной и той же гостинице (большой, на Александерплац). Однажды утром я вышел из гостиницы и увидел Высоцкого. Он стоял, прислонившись спиной к стене, и смотрел в сторону туристских автобусов. Меня остановило то, КАК он смотрел. Я тоже посмотрел – и понял, в чём дело. Два милиционера гнались за тремя немецкими подростками, пытавшимися сунуть стёкла от разбитых бутылок под шины автобуса для советских туристов. Одного из них поймали, двое убежали. Тот бился в руках милиционеров, кричал, курточка на нём (довольно бедная) порвалась. Его увезли на милицейской машине. Высоцкий смотрел с каменным лицом".*10

        Во время гастролей в Германии Высоцкий дал обстоятельное интервью немецкому журналисту Дитмару Хохмуту (Dietmar Hochmuth) и его супруге киноведу Оксане Булгаковой. Как сообщила мне О.Булгакова, интервью проходило в два приёма – сначала в Ростоке, потом в Берлине. Высоцкий интересно, с подробностями рассказал о своём детстве, начале творчества, работе в театре и кино. Интервью было опубликовано в одной из восточногерманских газет (О.Булгакова не помнит, в какой именно), а уже после смерти Высоцкого вошло в выпущенную в 1983 году в Берлине книгу "Und jedermann erwartet sich ein Fest... Liebeserklärungen internationaler Stars an Theater und Film" ("И каждый хочет праздника..." Признания "звёзд" в любви к театру и кино").

        Хорошо знавший Высоцкого ещё по Москве А.Лациник (один из организаторов известных выступлений в канадском городе Торонто) рассказывал мне, что, бывая в Западной Германии, Высоцкий нередко выступал перед эмигрантами: "Эти концерты официально не объявлялись, просто устраивалось что-то вроде посиделок – в Кёльне, Штутгарте, других городах. Собиралось человек 50-60. Деньги, однако, приглашённые платили, так что Володя мог немного заработать".*11

        О таком домашнем концерте вспоминала Н.Белаковски. В июле 1978 г. Высоцкий оказался в Кёльне: "Мерседес" нуждался в серьёзном ремонте. Случилось вот что: "...Километров через 500 от Москвы лопнуло, даже взорвалось просто, переднее колесо. Разбило нам дно машины, фару и т.д. Еле доехали до Берлина, там всё поменяли, а в Кёльне поставили машину на два месяца в ремонт. Обдерут немцы, как липку, твоего друга и пустят по миру с сумой, т.е. с отремонтированным "Мерседесом"", – писал Высоцкий актёру И.Бортнику в письме, отправленном уже из Парижа 17 июля 1978 г.*12


Comments

Хорошие воспоминания!