?

Log in

No account? Create an account

Previous 10

Apr. 15th, 2019

Вместе

Message for Brad

Dear brad, Putin decided to isolate the Russians inside Russia from the international Internet, as it was done in North Korea. Could this affect the communication of users LJ who live outside of Russia?

Mar. 25th, 2019

Вместе

Тест

Тест
Вместе

THE SHOCKING TRUTH ABOUT RACISM


Read this Statement by a top Black Academic and think a while...

Statement by Juju Mkize SRC president of University Cape Town –

THE SHOCKING TRUTH ABOUT RACISM

How the hell can we believe you Mr President - ?

"South Africans are psychologically sick as a result of the violence inflicted upon the majority of the country’s people during the apartheid era ", President Jacob Zuma said.

This lie is getting really old! The history of black South Africans has always been that of violence, death and destruction - NOT inflicted upon them by white people in this country.

Shaka Zulu, during his 10-year reign butchered more than 2 million black people in South Africa, not counting the deaths during mass tribal migrations to escape his armies. He had his warriors clubbed to death upon the merest sign of weakness. He neither took a legal wife nor fathered a son, for fear that his heir would plot against him, and had his concubines executed if he discovered they were pregnant. When his mother died, he massacred thousands of his subjects so their families would mourn along with him. Shaka retained his throne through the worst kind of sheer terror, vast mass executions, torture and mindless butchery.

His brother, Dingane, was no better. He took power after the assassination of Shaka and started his reign by butchering those loyal to Shaka.

THAT, amongst many other horror stories of black-on-black violence, is the history of Black South Africa.

During the Apartheid years it was not better. Factional fighting and tribal conflict was again the main cause of violence and death amongst black South Africans.

During the Apartheid era, from 1948 to 1994, the average life expectancy of black South Africans had risen to 64 years, on par with Europe's average life expectancy. Infant death rates had by then been re duced from 174 to 55 infant deaths per thousand, higher than Europe's, but considerably lower than the rest of the African continent's. The African population in South Africa increased by 50%.

Deaths due to political violence during apartheid: ( Truth and Reconciliation Commission)

21 000 people died in political violence in South Africa during apartheid of whom 14 000 died during the transition process from 1990 to 1994.

This includes SA Defence Force actions, for instance the 600 deaths at Kassinga in Angola during the war in 1978.

Of those deaths, the vast majority, 92%, have been primarily due to Africans killing Africans, such as the inter-tribal battles for territory.

During the period June 1990 to July 1993 a total of 8580 (92%) of the 9 325 violent deaths during the period June 1990 to July 1993 were caused by Africans killing Africans, or as the news media often calls it, "Black on Black" violence - hostel killings, Inkatha Freedom Party versus ANC k illings and taxi and turf war violence.

The security forces caused 518 deaths (5.6%) throughout this period.

During the transitional period, the primary causes of deaths were not security forces nor white right-wing violence against blacks, but due to "black-on-black necklace murders", tribal conflict between the ANC-IFP, bombs by the ANC and PAC's military wings in shopping centers, landmines on farm roads, etc.

In this country TODAY (under black rule) as many as 18 000 people are murdered EVERY year. ...and those are the official statistics. More than 400 000 people have been murdered in South Africa under ANC rule. The past 20 years have been the most violent in the history of this country since the death of Shaka Zulu
...and NONE of it has anything to do with WHITE people or APARTHEID... but I guess if you repeat the lie often enough foreigners actually start believing the drivel coming from your mouth, Mr. Uneducated President - !!!”

Unfortunately people from all over the world believe the lies you have spread and wrongly blame the Whites for Racism - !!!

Mar. 20th, 2019

Вместе

Шапкозакидательство. Андрей Мальгин – о победном трезвоне

"...Впрочем, войны в промежутке между 1938-м и 1941-м годами всё-таки были. И даже много их было. И как мы помним, на СССР никто не нападал, все эти войны были развязаны Советским Союзом. Не Польша напала на Советский Союз, а СССР на Польшу, предварительно согласовав этот вопрос с Гитлером. Не Румыния ввела войска на территорию СССР, а Сталин забрал у Румынии Бессарабию и Северную Буковину. Не Финляндия напала на Советский Союз и аннексировала часть его территории, всё было ровным счетом наоборот. А еще СССР ввел войска в Латвию, Литву и Эстонию и под дулами советских пушек и автоматов провел там безальтернативные "выборы", в результате которых присоединил эти территории к себе. И всё сопровождалось бодрыми песнями и газетными статьями: вы же видите, наше оружие и наши воины лучшие в мире, мы непобедимы...."




Read more...Collapse )

Mar. 19th, 2019

Вместе

«Правда о ленинградской блокаде никогда не будет напечатана. Из ленинградской блокады делают «сюсюк»

) Я думаю, что подлинная жизнь — это голод, все остальное мираж. В голод люди показали себя, обнажились, освободились от всяческой мишуры: одни оказались замечательные, беспримерные герои, другие — злодеи, мерзавцы, убийцы, людоеды. Середины не было.
«Правда о ленинградской блокаде никогда не будет напечатана. Из ленинградской блокады делают «сюсюк»” Д.С.Лихачев
🕯Из воспоминаний академика Лихачева:
"Эту ледовую дорогу называли дорогой смерти (а вовсе не «дорогой жизни», как сусально назвали ее наши писатели впоследствии).
Машины часто проваливались в полыньи (ведь ехали ночью). Рассказывали, что одна мать сошла с ума: она ехала во второй машине, а в первой ехали ее дети, и эта первая машина на ее глазах провалилась под лед. Ее машина быстро объехала полынью, где дети корчились под водой, и помчалась дальше, не останавливаясь. Сколько людей умерло от истощения, было убито, провалилось под лед, замерзло или пропало без вести на этой дороге! Один Бог ведает! У А. Н. Лозановой (фольклористки) погиб на этой дороге муж. Она везла его на детских саночках, так как он уже не мог ходить. По ту сторону Ладоги она оставила его на саночках вместе с чемоданами и пошла получать хлеб. Когда она вернулась с хлебом, ни саней, ни мужа, ни чемоданов не было. Людей грабили, отнимали чемоданы у истощенных, а самих их спускали под лед. Грабежей было очень много. На каждом шагу подлость и благородство, самопожертвование и крайний эгоизм, воровство и честность.
*
Самое страшное было постепенное увольнение сотрудников. По приказу Президиума по подсказке нашего директора — П. И. Лебедева-Полянского, жившего в Москве и совсем не представлявшего, что делается в Ленинграде, происходило «сокращение штатов». Каждую неделю вывешивались приказы об увольнении. Увольнение было страшно, оно было равносильно смертному приговору: увольняемый лишался карточек, поступить на работу было нельзя.
На уволенных карточек не давали. Вымерли все этнографы. Сильно пострадали библиотекари, умерло много математиков — молодых и талантливых. Но зоологи сохранились: многие умели охотиться.
*
Директор Пушкинского Дома не спускался вниз. Его семья эвакуировалась, он переехал жить в Институт и то и дело требовал к себе в кабинет то тарелку супа, то порцию каши. В конце концов он захворал желудком, расспрашивал у меня о признаках язвы и попросил вызвать доктора. Доктор пришел из университетской поликлиники, вошел в комнату, где он лежал с раздутым животом, потянул носом отвратительный воздух в комнате и поморщился; уходя, доктор возмущался и бранился: голодающий врач был вызван к пережравшемуся директору!
*
Зимой, мыши вымерли с голоду. В мороз, утром в тишине, когда мы уже по большей части лежали в своих постелях, мы слышали, как умиравшая мышь конвульсивно скакала где-то у окна и потом подыхала: ни одной крошки не могла она найти в нашей комнате.
*
В этой столовой кормили по специальным карточкам. Многие сотрудники карточек не получали и приходили... лизать тарелки.
*
А между тем из Ленинграда ускоренно вывозилось продовольствие и не делалось никаких попыток его рассредоточить, как это сделали англичане в Лондоне. Немцы готовились к блокаде города, а мы — к его сдаче немцам. Эвакуация продовольствия из Ленинграда прекратилась только тогда, когда немцы перерезали все железные дороги; это было в конце августа.
Ленинград готовили к сдаче и по-другому: жгли архивы. По улицам летал пепел.
*
Город между тем наполнялся людьми: в него бежали жители пригородов, бежали крестьяне. Ленинград был окружен кольцом из крестьянских телег. Их не пускали в Ленинград. Крестьяне стояли таборами со скотом, плачущими детьми, начинавшими мерзнуть в холодные ночи. Первое время к ним ездили из Ленинграда за молоком и мясом: скот резали. К концу 1941 г. все эти крестьянские обозы вымерзли. Вымерзли и те беженцы, которых рассовали по школам и другим общественным зданиям. Помню одно такое переполненное людьми здание на Лиговке. Наверное, сейчас никто из работающих в нем не знает, сколько людей погибло здесь. Наконец, в первую очередь вымирали и те, которые подвергались «внутренней эвакуации» из южных районов города: они тоже были без вещей, без запасов.
Голодали те, кто не мог получать карточек: бежавшие из пригородов и других городов. Они-то и умирали первыми, они жили вповалку на полу вокзалов и школ. Итак, один с двумя карточками, другие без карточек. Этих беженцев без карточек было неисчислимое количество, но и людей с несколькими карточками было немало.
*
Были, действительно, отданы приказы об эвакуации детей. Набирали женщин, которые должны были сопровождать детей. Так как выезд из города по личной инициативе был запрещен, то к детским эшелонам пристраивались все, кто хотел бежать...
Gозднее мы узнали, что множество детей было отправлено под Новгород — навстречу немцам. Рассказывали, как в Любани сопровождавшие «дамы», похватав своих собственных детей, бежали, покинув детей чужих. Дети бродили голодные, плакали. Маленькие дети не могли назвать своих фамилий, когда их кое-как собрали, и навеки потеряли родителей.
*
Некоторые голодающие буквально приползали к столовой, других втаскивали по лестнице на второй этаж, где помещалась столовая, так как они сами подняться уже не могли. Третьи не могли закрыть рта, и из открытого рта у них сбегала слюна на одежду.
*
В регистратуре лежало на полу несколько человек, подобранных на улице. Им ставили на руки и на ноги грелки. А между тем их попросту надо было накормить, но накормить было нечем. Я спросил: что же с ними будет дальше? Мне ответили: «Они умрут». — «Но разве нельзя отвезти их в больницу?» — «Не на чем, да и кормить их там все равно нечем. Кормить же их нужно много, так как у них сильная степень истощения». Санитарки стаскивали трупы умерших в подвал. Помню — один был еще совсем молодой. Лицо у него был черное: лица голодающих сильно темнели. Санитарка мне объяснила, что стаскивать трупы вниз надо, пока они еще теплые.
Когда труп похолодеет, выползают вши.
*
Уже в июле началась запись в добровольцы. /…/. А Л. А. Плоткин, записывавший всех, добился своего освобождения по состоянию здоровья и зимой бежал из Ленинграда на самолете, зачислив за несколько часов до своего выезда в штат Института свою «хорошую знакомую» — преподавательницу английского языка и устроив ее также в свой самолет по броне Института.
Нас, «белобилетчиков», зачислили в институтские отряды самообороны, раздали нам охотничьи двустволки и заставили обучаться строю перед Историческим факультетом.
Вскоре и обучение прекратилось: люди уставали, не приходили на занятия и начинали умирать «необученными».
*
Помню, как к нам пришли два спекулянта. Я лежал, дети тоже. В комнате было темно. Она освещалась электрическими батарейками с лампочками от карманного фонаря. Два молодых человека вошли и быстрой скороговоркой стали спрашивать: «Баккара, готовальни, фотоаппараты есть?» Спрашивали и еще что-то. В конце концов что-то у нас купили. Это было уже в феврале или марте. Они были страшны, как могильные черви. Мы еще шевелились в нашем темном склепе, а они уже приготовились нас жрать.
*
Развилось и своеобразное блокадное воровство. Мальчишки, особенно страдавшие от голода (подросткам нужно больше пищи), бросались на хлеб и сразу начинали его есть. Они не пытались убежать: только бы съесть побольше, пока не отняли. Они заранее поднимали воротники, ожидая побоев, ложились на хлеб и ели, ели, ели. А на лестницах домов ожидали другие воры и у ослабевших отнимали продукты, карточки, паспорта. Особенно трудно было пожилым. Те, у которых были отняты карточки, не могли их восстановить. Достаточно было таким ослабевшим не поесть день или два, как они не могли ходить, а когда переставали действовать ноги — наступал конец. Обычно семьи умирали не сразу. Пока в семье был хоть один, кто мог ходить и выкупать хлеб, остальные, лежавшие, были еще живы. Но достаточно было этому последнему перестать ходить или свалиться где-нибудь на улице, на лестнице (особенно тяжело было тем, кто жил на высоких этажах), как наступал конец всей семье.
По улицам лежали трупы. Их никто не подбирал. Кто были умершие? Может быть, у той женщины еще жив ребенок, который ее ждет в пустой холодной и темной квартире? Было очень много женщин, которые кормили своих детей, отнимая у себя необходимый им кусок. Матери эти умирали первыми, а ребнок оставался один. Так умерла наша сослуживица по издательству — О. Г. Давидович. Она все отдавала ребенку. Ее нашли мертвой в своей комнате. Она лежала на постели. Ребенок был с ней под одеялом, теребил мать за нос, пытаясь ее «разбудить». А через несколько дней в комнату Давидович пришли ее «богатые» родственники, чтобы взять... но не ребенка, а несколько оставшихся от нее колец и брошек. Ребенок умер позже в детском саду.
*
У валявшихся на улицах трупов обрезали мягкие части. Началось людоедство! Сперва трупы раздевали, потом обрезали до костей, мяса на них почти не было, обрезанные и голые трупы были страшны.
*
Так съели одну из служащих Издательства АН СССР — Вавилову. Она пошла за мясом (ей сказали адрес, где можно было выменять вещи на мясо) и не вернулась. Погибла где-то около Сытного рынка. Она сравнительно хорошо выглядела. Мы боялись выводить детей на улицу даже днем.
*
Несмотря на отсутствие света, воды, радио, газет, государственная власть «наблюдала». Был арестован Г. А. Гуковский. Под арестом его заставили что-то подписать1, а потом посадили Б. И. Коплана, А. И. Никифорова. Арестовали и В. М. Жирмунского. Жирмунского и Гуковского вскоре выпустили, и они вылетели на самолете. А Коплан умер в тюрьме от голода. Дома умерла его жена — дочь А. А. Шахматова. А. И. Никифорова выпустили, но он был так истощен, что умер вскоре дома (а был он богатырь, русский молодец кровь с молоком, купался всегда зимой в проруби против Биржи на Стрелке).
1 Мне неоднократно приходилось говорить: под следствием людей заставляли подписывать и то, что они не говорили, не писали, не утверждали или то, что они считали совершенными пустяками. В то время, когда власти готовили Ленин­град к сдаче, простой разговор двух людей о том, что им придется делать, как скрываться, если Ленинград займут немцы, считался чуть ли не изменой родине.
*
наш заместитель директора по хозяйственной части Канайлов (фамилия-то какая!) выгонял всех, кто пытался пристроиться и умереть в Пушкинском Доме: чтобы не надо было выносить труп. У нас умирали некоторые рабочие, дворники и уборщицы, которых перевели на казарменное положение, оторвали от семьи, а теперь, когда многие не могли дойти до дому, их вышвыривали умирать на тридцатиградусный мороз. Канайлов бдительно следил за всеми, кто ослабевал. Ни один человек не умер в Пушкинском Доме.
Одна из уборщиц была еще довольно сильна, и она отнимала карточки у умирающих для себя и Канайлова. Я был в кабинете у Канайлова. Входит умирающий рабочий (Канайлов и уборщица думали, что он не сможет уже подняться с постели), вид у него был страшный (изо рта бежала слюна, глаза вылезли, вылезли и зубы). Он появился в дверях кабинета Канайлова как привидение, как полуразложившийся труп и глухо говорил только одно слово: «Карточки, карточки!» Канайлов не сразу разобрал, что тот говорит, но когда понял, что он просит отдать ему карточки, страшно рассвирепел, ругал его и толкнул. Тот упал. Что произошло дальше, не помню. Должно быть, и его вытолкали на улицу.
Теперь Канайлов работает в Саратове, кажется, член Горсовета, вообще — «занимает должность».
*
Женщина (Зина ее знала) забирала к себе в комнату детей умерших путиловских рабочих (я писал уже, что дети часто умирали позднее родителей, так как родители отдавали им свой хлеб), получала на них карточки, но... не кормила. Детей она запирала. Обессиленные дети не могли встать с постелей; они лежали тихо и тихо умирали. Трупы их оставались тут же до начала следующего месяца, пока можно было на них получать еще карточки. Весной эта женщина уехала в Архангельск. Это была тоже форма людоедства, но людоедства самого страшного.
*
власть в городе приободрилась: вместо старых истощенных милиционеров по дороге смерти прислали новых — здоровых. Говорили — из Вологодской области.
*
Я думаю, что подлинная жизнь — это голод, все остальное мираж. В голод люди показали себя, обнажились, освободились от всяческой мишуры: одни оказались замечательные, беспримерные герои, другие — злодеи, мерзавцы, убийцы, людоеды. Середины не было.
Модзалевские уехали из Ленинграда, бросив умиравшую дочурку в больнице. Этим они спасли жизнь других своих детей. Эйхенбаумы кормили одну из дочек, так как иначе умерли бы обе. Салтыковы весной, уезжая из Ленинграда, оставили на перроне Финляндского вокзала свою мать привязанной к саночкам, так как ее не пропустил саннадзор. Оставляли умирающих: матерей, отцов, жен, детей; переставали кормить тех, кого «бесполезно» было кормить; выбирали, кого из детей спасти; покидали в стационарах, в больницах, на перроне, в промерзших квартирах, чтобы спастись самим; обирали умерших — искали у них золотые вещи; выдирали золотые зубы; отрезали пальцы, чтобы снять обручальные кольца у умерших — мужа или жены; раздевали трупы на улице, чтобы забрать у них теплые вещи для живых; отрезали остатки иссохшей кожи на трупах, чтобы сварить из нее суп для детей; готовы были отрезать мясо у себя для детей; покидаемые — оставались безмолвно, писали дневники и записки, чтобы после хоть кто-нибудь узнал о том, как умирали миллионы. Разве страшны были вновь начинавшиеся обстрелы и налеты немецкой авиации? Кого они могли напугать? Сытых ведь не было. Только умирающий от голода живет настоящей жизнью, может совершить величайшую подлость и величайшее самопожертвование, не боясь смерти. И мозг умирает последним: тогда, когда умерла совесть, страх, способность двигаться, чувствовать у одних и когда умер эгоизм, чувство самосохранения, трусость, боль — у других.
Правда о ленинградской блокаде никогда не будет напечатана."

Mar. 18th, 2019

Вместе

Приятно открыть старую книгу....




Чуковская Л. К. Прочерк / Сост. Е.Ц. Чуковская. — М. : Время, 2009. — 576 с. [http://tululu.ru/b15790/]

От публикатора


Автобиографическая повесть Лидии Чуковской «Прочерк» печатается посмертно и впервые выходит отдельным изданием.
В центре повести короткая жизнь мужа Лидии Чуковской, астрофизика Матвея Петровича Бронштейна, расстрелянного в годы «ежовщины».
В «Прочерке» — восемнадцать глав, в которых рассказано о юности автора, о ссылке в Саратов, о работе в редакции ленинградского Детиздата, руководимой С. Маршаком, о знакомстве с М. П. Бронштейном и их жизни до ареста. Названа повесть так потому, что в свидетельстве о смерти Матвея Петровича, выданном в 1957 году, спустя девятнадцать лет после его гибели, в графе для указания «причины смерти» и «места смерти», стоял прочерк.
Работа над повестью, начавшаяся в 1980 году, длилась в течение шестнадцати лет — до самой кончины Лидии Корнеевны в феврале 1996-го. И не была завершена.
Хлынувшая в 90-е годы лавина новых фактов, обнародование секретных документов из архивов ЧК-НКВД-КГБ — от подавления Кронштадтского восстания и расстрела Гумилева до недавних лет — всё это побуждало автора возвращаться вновь и вновь к отработанным главам, перестраивать их, переписывать, дополнять. В те же годы Лидия Корнеевна получила возможность ознакомиться со следственным делом Матвея Петровича, нашлись сокамерники, рассказавшие ей о его последних днях.
Однако дополнить «Прочерк» этими новыми фактами Лидия Корнеевна уже не успела.
Предлагаем читателю тот вариант, который был полностью завершен еще до перестройки, в 1986 году.
О новых фактах и документах, которые автор намеревался включить в «Прочерк» рассказано в моем послесловии «Несбывшиеся планы».
В качестве Приложения помещены стихотворения Лидии Чуковской, посвященные М. П. Бронштейну.
Впервые «Прочерк» был опубликован в составе двухтомника сочинений Л. К. Чуковской в 2001 году (М.: Арт-Флекс. Т. 1).
На это издание отозвался лауреат Нобелевской премии, академик Ж. И. Алферов. В письме ко мне он писал: «Среди потерь, понесенных Институтом и нашей наукой, убийство Матвея Петровича Бронштейна является одним из самых трагических и бесконечно тяжелых. Мы потеряли не просто замечательного ученого, писателя, человека, мы потеряли для страны будущее целой научной области.
Для меня М. П. Бронштейн открыл своей книгой „Солнечное вещество“ новый мир. Я прочитал ее первый раз в 1940 г., когда мне было 10 лет. Мама работала на общественных началах в библиотеке, в небольшом городке Сясьстрой Ленинградской области и хорошие книги „врагов народа“, которые ей приказывали уничтожать, приносила домой. Так у нас появились „Солнечное вещество“…»
Приведем еще один отзыв о М. П. Бронштейне, принадлежащий другому лауреату Нобелевской премии по физике академику Л. Д. Ландау. 16 августа 1956 года, поддерживая хлопоты о реабилитации М. П. Бронштейна, он писал: «В его лице советская физика потеряла одного из наиболее талантливых своих представителей, а его научно-популярные книги принадлежат к лучшим, имеющимся в мировой литературе. Я уверен, что это мнение разделяется всеми нашими физиками».
Неоценимую помощь при написании «Прочерка» оказывали в разные годы историк Дмитрий Юрасов (помогавший автору в сборе материалов), историк физики Г. Е. Горелик и главный редактор Лениградского мартиролога А. Я. Разумов. Пользуюсь возможностью выразить им свою благодарность.

Елена Чуковская
Read more...Collapse )
https://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=page&num=13148&utm_source=facebook.com&utm_medium=social&utm_campaign=7-fevralya-1996-goda-skonchalas-lidiya-chuk&utm_content=16284091

Mar. 17th, 2019

[reposted post] Как в Российской империи перевоспитывали «трудных» подростков



В XIX веке дети и матёрые уголовники содержались в одних исправительных учреждениях, мало того, в одних камерах. Работой с трудными подростками практически не занимались, во всём приравнивая к взрослым.

Ужасная ситуация так и осталась бы нормой для страны, если бы не усилия новаторов. Но и им пришлось пройти через множество препятствий, чтобы дать шанс на нормальную жизнь сбившимся с пути детям.

Read more...Collapse )
Вместе

Российский "майдан" - 1993.4

По материалам статьи Антона Благина "Народ надеялся тогда обрести Спасителя, а получил Иуду, который предал его..."  https://cont.ws/@antonblagin/1...

Есть еще и такие вот свидетельства очевидцев, которые можно озаглавить:

Пляски ЖИДОВ на крови в 93-м.

"Комендант выдержал еще одну паузу, размешал кофе в чашке. Генерал невольно подтолкнул его к воспоминаниям.

— Снайперы — ладно. Это наемники, стреляли за деньги. При желании можно было установить, кто платил и сколько, — он как бы стряхнул задумчивость и поднял уже знакомый каменно-тяжелый взгляд. — Я там увидел другое, что не могу ни проверить, ни понять до сих пор. Если бы мне рассказали об этом вы, генерал, я бы вам не поверил. Потому что такое надо видеть своими глазами… Каким-то образом через оцепление и заслоны к баррикадам прорвалась черная машина. Почему ее пропустили — неизвестно. Из машины вышли пять человек, в черных плащах, в одинаковых черных шляпах, и у всех длинные черные бороды… Кругом войска, БТРы, солдаты, а тут какие-то ряженые — черт-те что. А они за баррикады: там лежал убитый священник и несколько защитников, крови на асфальте… И тут началась какая-то мистика. Эти ряженые стали в круг и начали танцевать на крови. Руки в карманах, прыгают, топают — какой-то средневековый ритуальный танец. Все стоят, смотрят. А у меня озноб по спине… Они отплясали и уехали — опять через оцепление. Какой-то полковник в фуражке еще и откозырял их машине. Потом я пожалел, что не выцепил сразу этого полковника. Он там кого-то узнал… Снайперов-то найти можно, было бы желание. А вот танцоров…" Из книги Сергея Алексеева "Удар "Молнии""

А вот ещё свидетельства:

"Часть БТРов дивизии Дзержинского была передана "бейтаровцам" СВА. Жирный куш, недоданный изувеченным в Афгане и сэкономленный на погибших там ребятах, впервые был брошен с правительственного стола и достался Котеневу. Утром 4-го октября прозвучал приказ эмвэдэшных генералов никого в плен не брать. Гражданские экипажи БТРов ("Бейтар") и задали безжалостный тон действий всех участников акции, первыми же очередями расстреляв около сорока безоружных баррикадников. Только из одной дивизии Дзержинского ВВ МВД в расстреле парламента участвовали 23 БТРа (в/ч 3500, 3419).

Где-то около 6.50 со стороны набережной послышались выстрелы, и к баррикаде по Рочдельской улице (справа, если смотреть в сторону реки) выскочили три БТРа, стрелявшие редкими очередями вверх в сторону "Белого дома". Остановились. С них соскочили сидевшие сверху на броне какие-то люди в черных кожаных куртках и более светлых брюках с ружьями (не автоматами, а именно ружьями) в руках. Они побежали к заборам возле сквера и автопредприятия, перелезли через них и забежали за домики и другие препятствия ("бейтаровцы" СВА, помимо всего прочего, были вооружены еще и помповыми крупнокалиберными ружьями иностранного производства. - Авт.).

Руцкой был в состоянии гнева и возмущения от происходящего, от своего бессилия. Узнав про черноволосых молодцов в кожаных куртках на бронетранспортерах и с помповыми ружьями в руках, Руцкой матерился по-черному: «...Е...е жиды! Это все Боксер со своими головорезами ...Е...я свердловская мафия!» Словно знал, что произойдет буквально через несколько часов — как на крови павших у расстреливаемого «Белого дома» (напротив мэрии) хасиды на радостях будут танцевать ритуальную пляску Суккота (документировано видеоматериалами российского телевидения)". Из книги Марата Мусина (под псевдонимом Иван Иванов) "Анафема. Хроника государственного переворота"

"Утром 4 октября я от метро «Арбатская» направился пешком к Белому Дому. Он был полностью оцеплен войсками. Прямой наводкой из танков стреляли по Белому Дому. Возле моста стояла толпа арбатской черни — лавочники, официанты, бармены, проститутки и другой обслуживающий люд злачных заведений Арбата, узнаваемый по их людоедской лексике. Они дружно хлопали после каждого выстрела по Дому Советов.

Рядом с ними дружно радовалась группа еврейской молодежи.

Через несколько часов после окончания бойни ее «духовные вдохновители», хасиды, на крови павших исполнили возле Белого Дома ритуальную пляску «Суккота»". Из книги Олега Платонова "Русское Сопротивление: Война с Антихристом"

"Ликовали все, сидящие на народной шее, ликовало антирусское телевидение, исходило злобно-победным шипом и восторженными визгами, ликовало радио, ликовала пресса демократическая, нерусская, составляющая ядро пятой колонны… ликовала вся антирусская, колониальная накипь. И притаился в глухом молчании Русский Народ, замер по городкам, сёлам, районам, выжидая – чего же будет. Но не молчали собравшиеся здесь, у Чёрного Дома.

– Эй, глядите, – выкрикнул вдруг один, – хасиды!

– Празднуют! – недовольно прохрипел другой.

Я обернулся – вдоль оцепления ехали три зелёных армейских грузовика с открытыми кузовами. В первом и впрямь сидели бородатые личности в чёрных костюмах и чёрных шляпах, махали какими-то ветками, хохотали торжествующе, глядели свысока, презрительно – их власть в России.

– Да не хасиды это, а бейтаровцы! – выкрикнул третий. – Вон они, победители!

В двух других грузовиках сидели молодчики в камуфляже. Но тоже с какими-то ритуальными ветками. Молодчики были пьяны и веселы – они плевали с грузовика вниз, ржали, приплясывали, хлопали в ладоши, пытались исполнять какие-то ритуальные танцы, но валились и снова ржали, махали ветвями. Будто по палестинскому гетто ехали израильские каратели-победители". Из книги Юрия Петухова "Чёрный дом"

ПО ЕВРЕЯМ из ИЗРАИЛЯ СВИДЕТЕЛЬСТВУЮ. ВИДЕЛА ЛИЧНО! БЛИЗКО.

http://lidiya-nic.livejournal.com/2298730.html

https://vena45.livejournal.com...

Вместе

Российский "майдан" - 1993.3



На момент атаки в «Белом доме» находилось около 10 тыс. человек, в том числе женщины и дети.

По данным организации «Мемориал», часть трупов, убитых в БД, была уничтожена в крематориях без оформления документов, часть тайно захоронена на одном из военных полигонов в Подмосковье. Людей, пробиравшихся дворами к Дому Советов или от него, омоновцы убивали и насиловали в подъездах. В одну из таких ловушек в переулке Глубоком попали 60 человек. Как установил легендарный штангист Юрий Власов, всех после пыток убили, женщин перед расстрелом раздевали донага и насиловали.

14.30 Из Дома Советов вышли первые сдавшиеся.

15.30 Правительственные войска возобновили артиллерийский и автоматный обстрел.

16.45 Из Дома Советов начался массовый выход сотен людей. Они шли между двумя рядами солдат, держа руки за головой. Их загоняли в автобусы и увозили сортировать на стадион «Красная Пресня». Здесь был устроен временный концлагерь для 600 человек, отобранных из сдавшихся защитников Дома Советов. С вечера 4 октября всю ночь людей расстреливали. Периодически кого-то отпускали. Около пяти утра расстреляли казаков. По данным депутата от Челябинской области Анатолия Бароненко, на стадионе убили около 300 человек, включая школьников и женщин-врачей, у которых от увиденного началась истерика.

17.30 Руцкой, Хасбулатов и Макашов попросили, чтобы аккредитованные в России западноевропейские послы дали им гарантии безопасности. Спустя полчаса все трое были арестованы.

19.10 К горящему Дому Советов подъехали пожарные машины. Запах гари и обугленных тел ветер гонял по Москве всю ночь. Зачистка этажей «Белого дома» продолжалась. В нем и на улицах началось мародерство и глумление над трупами. Выстрелы в центре столицы звучали всю ночь.

Финал

Наутро центр Москвы облетел слух: 75-летняя пенсионерка, ветеран войны, жившая неподалеку от краснопресненского стадиона, спасла восемь парней: рискуя жизнью, выносила раненых на себе и оттаскивала в свою квартиру. Тем же утром «Известия» опубликовали письмо группы писателей, в том числе Юрия Нагибина, Даниила Гранина и Булата Окуджавы. В нем авторы благодарили армию и милицию и называли защитников «Белого дома» фашистами и убийцами.

Окуджава признавался: «Для меня это (расстрел Дома Советов. - Е. К.) был финал детектива. Я наслаждался этим. Я терпеть не мог этих людей, и даже в таком положении никакой жалости у меня к ним совершенно не было». Под песни таких ликующих иуд Ельцин зачищал следы преступления.

Начиная с 5 октября в крематориях Николо-Архангельского и Хованского кладбищ три ночи подряд сжигали «трупы в мешках». В первом кремировали останки 200 неопознанных человек, во втором - 300. 9 октября из морга Института Склифосовского в неизвестном направлении вывезли 201 неопознанный труп.

Так во что же обошелся ельцинский мятеж? По официальным данным, за два дня погибло 146 человек. Но есть документ, который их опровергает. В официальной справке за 1993 год, подписанной зампрокурора Москвы и заместителем министра внутренних дел, упоминается более 2200 неопознанных трупов, кремированных за 1993 год в городе Москве. Для сравнения, за весь 1992 год в столице было обнаружено всего около 180 неопознанных трупов, а за 1994 год - 110.

Получается, что за пару дней в центре города было расстреляно более двух тысяч москвичей. Но перед судом из банды Ельцина до сих пор не предстал ни один человек.

Тела погибших вывозили грузовиками

Этот кадр из сериала «Бригада» - единственный художественный фильм, где пусть и мельком, но показали результаты ельцинского мятежа. Этот кадр из сериала мы дополнили реальными воспоминаниями участника событий, водителя грузовика одного из подмосковных колхозов»: «…Около 9 часов вечера в мою машину посадили 12 человек какого-то сброда с лопатами и ломами. Въехали на стадион «Красная Пресня», и около стены они стали отбирать убитых. Их было много, и все молодые. В кузове при фонарях убитых обыскивали и раздевали.

На вопрос капитана, моего соседа по кабине: «Осмотрели, сколько?» - послышался ответ «61».После того как машина вывезла трупы за город, состоялся второй рейс. Как только мы в 1 час 30 минут подъехали к «Белому дому», вернее, к соседнему с ним дому с большой аркой, машину загнали во двор и в квадрате двора стали собирать мертвых людей. Большинство из них были до пояса раздеты, особенно в подъездах… Когда в кузове сказали, что подобрано 42 трупа, из них 6 детей, 13 женщин и 23 мужчины, машина тронулась по кольцевой дороге».

После этого рейса водитель, по его словам, бросил грузовик и сбежал.

Вместе

Российский "майдан" - 1993.2

Народ - и неверующий, и верующий - протестовал против ельцинской хунты. Но СМИ по сей день уверяют россиян, что парламент защищали только фашисты и маргиналы, а убийство их без суда и следствия - подвиг

15.45 Ельцинские подразделения начали стрельбу из мэрии - бывшего здания СЭВ. К ним с крыш гостиниц «Мир» и «Украина» присоединились снайперы израильского спецназа «Иерихон» и в гражданской одежде бойцы «Бейтар» - молодежной еврейской спортивно-военизированной организации. Целились в прохожих, женщин и детей. Позднее бейтаровцы вышли на улицу и расстреливали защитников парламента под прикрытием БТР дивизии им. Дзержинского.

После снайперских выстрелов с крыш в спину безоружным военным Софринской бригады внутренних войск, которая в составе 350 человек прибыла на подмогу милиции, на сторону парламента по приказу командира перешли почти все ее бойцы. До сих пор идут споры: был ли это ответ полковника Васильева на потерю двух своих подчиненных, попавших под «дружественный огонь», или хитрость, позволившая софринцам влиться в ряды восставших в качестве «своих», а затем действовать по обстановке и выполнить поставленную задачу - спровоцировать бойню и уничтожить демонстрантов. Так или иначе, но в «Белом доме» софринским перебежчикам поверили.

16.00 Министр обороны Павел Грачев приказал армейским частям присоединиться к МВД. Ельцин подписал указ № 1575 и освободил армию от уголовной ответственности.

16.05 Руцкой призвал народ штурмовать мэрию и «Останкино». Пять этажей мэрии были взяты за считанные минуты без единого выстрела. Сдались семь военнослужащих дивизии Дзержинского, майор МВД и несколько охранников. Всех отпустили. Сторонники ВС укрепились в мысли, что армия и милиция по примеру софринцев не будут стрелять в народ.

Согласно установке Михаила Полторанина, которому подчинялись все СМИ, в радио- и телеэфире не давали слова противникам Ельцина. Его распоряжение гласило: «…кроме свободы слова, есть еще вещи более важные. Прошу вас очень спокойно принять события, которые произойдут 4 октября 1993 г.».

После досмотра сдавшихся защитников БД людей отправят на стадион «Красная Пресня»: кого в распыл, кого в тюрьму или же на волю под подписку о неразглашении. Фото: РИА «Новости»

16.30 Руцкой, не слушая протесты депутатов, формирует колонны на «Останкино». До сих пор неизвестно, как на пути сторонников парламента оказались пустые грузовики с ключами в зажигании.

17.00 У телецентра начался митинг за предоставление эфира.Причем ворота грузовикам с людьми открыла охранявшая телецентр милиция. В его холлах уже находились автоматчики. Два часа они держали восставших под прицелом, никто из руководителей каналов не вышел к бастующим.

19.00 Митингующие направились к другому корпусу ТВ. И тут по оказавшимся в проеме между двух зданий людям начали стрелять из пулеметов. Все эти годы нам внушали, что огонь открыли после убийства митингующими видеоинженера, но доказано: они не имели оружия, из которого была выпущена пуля.

19.45 Телевещание прекратилось. Дорога к телецентру «Останкино» была перекрыта частями дивизии МВД на грузовиках и БТР.Обстреливали даже машины «скорой» и санитаров с носилками.

По официальным данным, тут погибли 46 человек. По полученным в ходе независимых расследований - свыше 500. В паузах между огнем живых хватали и куда-то увозили - журналистов в «Матросскую тишину». Раненых добивали. Безоружному мальчишке в казачьей одежде предварительно прострелили руки и ноги.

Previous 10