?

Log in

No account? Create an account
Вместе

Мы лишились милой Родины": революция, война и ссылка в сочинениях детей. 3

Беженцы тогда и сейчас

Именно в 20-е годы XX века начинают работать современные системы контроля границ, повсеместно вводятся удостоверения личности и визы.

То и дело в рассказах детей мелькают аллюзии почти на современные реалии - как они тайком, ночью нелегально переходили границу, как их остановили и не дали пройти, потому что не хватало нужных документов.




детиПравообладатель иллюстрацииAFP
Image caption"Все были заняты добыть себе что-нибудь на пропитание", - тема голода встречается в сочинениях повсеместно


В начале 20-х годов появился паспорт беженца, разработанный по инициативе Фритьофа Нансена специально для русских беженцев, но в некоторых странах Восточной Европы он был еще не в ходу, поэтому многие эмигранты из России испытывали проблемы с документами.


  • "В этом же месте Киевский и Одесский корпуса тоже хотели перейти (границу), но их обстреляли румыны из орудий, и они несчастные не спаслись".


  • "Ночью босые, без всяких вещей, мы перешли границу".






школьники на демонстрации в ПетербургеПравообладатель иллюстрацииHULTON ARCHIVE
Image caption"Я помню первый день революции. С утра в городе было заметно волнение. Люди стремились к площадям, где предполагались митинги", - так начинается сочинение одной из девочек. Его конец лаконичен: "Потом начались погромы"



  • "И так как он ждал с нетерпением эту бумагу, то эта бумага пришла тогда, когда он уже умер и лежал на столе около иконы". (Речь шла о разрешении на выезд)


  • "Зайдешь в Правительственную Комиссию, и так и дрожишь, и боишься, что тебя ни за что, ни про что арестуют и отправят в Совдепию".


  • "Ехали мы так целый месяц и приехали мы в Польшу. В Польше мы сидели три месяца в плену; кормили нас там одним хлебом и селедками; потом папа нашел у себя какой-то паспорт и по этому паспорту мы выбрались из плена"


  • "На границе нам перерыли все вещи и даже у моего брата взяли игрушечный револьвер"

Путь русских беженцев в 20-е годы напоминает крупнейший со времен Второй мировой войны миграционный кризис, который переживает Европа в наши дни.

Балканы сыграли важную роль в судьбах детей того времени и нынешнего, правда, с точностью наоборот - тогда Балканы широко открыли двери для детей эмигрантов, чего не произошло сейчас.

"Я хотела бы сказать, что подобное не повторится, но к сожалению, не могу. Достаточно только пожелать этого, как сразу же в мире что-то происходит, что сводит все на нет. Этому пожеланию не суждено сбыться. Такое ощущение, что история конфликтов, бегства никогда не закончится, неважно, где это происходит, будь то в Европе или на ее периферии, в Сирии или Мьянме. Но эти сочинения делают свое дело, они заставляют задуматься. Можно только предложить один совет - прислушиваться к голосам слабых и обездоленных", - говорит историк Катрин Кляйн-Гуссеф.


Все цитаты из сочинений детей приводятся по сборникам "Дети в изгнании" составителей Катрин Кляйн-Гуссеф и Анны Соссинской, "Дети русской эмиграции" составителя Лидии Петрушевой, "Дети эмиграции. Воспоминания", 1925, "Воспоминания детей-беженцев из России" под редакцией Сергея Карцевского.(Орфография и пунктуация авторов сохранены).


  • Ощущение революции

"Не участвовал я в первых днях - но помню, помню я смутно, как из другой, прошедшей жизни, это кровавое реяние красных знамен, эти толпы пьяные от весеннего ветра и солнца, эту злополучную пародию, вкривь и вкось горланившуюся фабричным городским и казарменным людом: "Вставай, подымайся!" - и, Господь да простит мне, не могу без едкой, острой, какой-то даже подсасывающей иронии подумать: "Да, встали.... поднялись... и в грязи и смраде остались".

"Но вот настала Октябрьская революция. Как у меня болит и сжимается сердце, когда я приступаю к описанию этого периода. Хотя не было никакой стычки и никого не избивали, я чувствовал, что нерусские люди захватили власть, относился к ним с пренебрежением".


  • Тяготы изгнания, голод, потеря близких

"Я стал почти психопатом, стал нравственным калекой; малограмотный, озлобленный, ожесточенный на всех, запуганный, как лесной волк; я хуже волка... вера рухнула, нравственность пала, все люди - ложь, гнусная ложь, хочется бежать, бежать без оглядки, но куда я побегу без средств, без знаний... о, будь все проклято!"

"Почти всем нам, русским, известен голод, так, я думаю, нечего описывать эти мрачные дни, в которые приходилось, позавтракавши, с нетерпением ждать обеда, пообедавши - ужина, и так все время".


  • Новая власть

"Они собирали людей и говорили, что все будут равны между собой и что они будут помогать бедным, и что все будут товарищи. Но все вышло наоборот. Голод, притеснения, убийства".




дети в гимназииПравообладатель иллюстрацииZEMGOR


"В бою с зелеными и красными я был тяжело ранен, и это меня спасло от большевистской жизни".

"По-настоящему революция и большевизм почувствовались в Киеве только весной 1918 года. Этот период остался у меня в памяти навсегда. Большевики наступали из-за Днепра. Их приближение как-то сразу, без предупреждения нависло угрозой над Киевом".


  • Военный опыт

"Сначала было довольно трудно, и при виде трупов хотелось бежать, но после, боясь потерять некоторый престиж, я стал деланно храбриться и бравировать. Но в душе делалось черт знает что такое. Перед каждым трупом я рисовал себе и бедную мать, убитую горем (я раньше мог видеть только матерей, и думать о том, что у этих убитых могут быть жены, я не знал). В общем, через год я уже настоящий военный. Но как я разочаровался! Я думал найти на войне какой-то сплошной триумф и праздник, а видел только трупы".


  • Разрушение детского мира

"В одно прекрасное утро, когда я спала в детской, вошли вооруженные солдаты и стащили меня с кровати. Как я ни плакала, но они разбили мою любимую куклу…"

"В грязь падало все: и нравственность, и глубокая религия, которую я унаследовал от своих родителей. Партизанские отряды, участником которых я был, изломали мою душу. Я теперь это понимаю. Грубая нечувствительность к чужим страданиям вытеснила прежнюю кроткую любовь к человеческой личности".

Дети эмиграции - сколько их?

В 1920-е годы число беженцев из России оценивали в 2-3 миллиона человек, позднее эта цифра была в разы снижена до 600-700 тысяч человек.




дети в гимназииПравообладатель иллюстрацииZEMGOR
Image captionШкола заменила сиротам родителей и спасла от голодной смерти


Сколько именно было детей из всей массы беженцев, доподлинно установить трудно. Называлась неправдоподобная цифра в 400 тысяч. Общество Земгор - созданная в 1915 структура на базе земств и городских дум, и в белой эмиграции помогавшая беженцам, приводила цифру в 45-50 тысяч детей беженцев.

Историк-архивист Лидия Петрушева, автор еще одного сборника детских сочинений, вышедшего в 1997 году, полагает, что детей было вдвое меньше - около 20 тысяч.

Часть детей обучалась в русских зарубежных школах-интернатах, часть - в иностранных. Некоторые дети постоянно жили в интернатах, потому что были сиротам или не желали осложнять и без того трудное финансовое положение семьи, другие посещали уроки в интернатах, но жили дома.

Comments